«Моя жизнь – это изо дня в день спорт, спорт, спорт». Откровения Богдана Бондаренко

Вторая часть интервью звездного высотника – о сложных временах, о травме и о главном сопернике.

Facebook

Нынешний сезон для Богдана Бондаренко, действующего чемпионат мира и Европы по прыжкам в высоту, первого спортсмена за два последних десятилетия, прыгнувшего выше 2 м 40 см – один из самых сложных. Слишком приучили публику – не только в Украине, но и в мире – Богдан Бондаренко и его отец-тренер к прыжкам на 240 и выше, к захватывающим дуэлям с катарцем Баршимом…

Куда-то это все ушло... Нет, Богдан продолжает побеждать, продолжает быть звездой, причем звездой раскрученной – но… Победы в Токио и в Рабате добыты на турнире World Challenge, первой лиги мировой легкой атлетики. Его лучший результат этим летом – пока 2 м 37 см, и эту высоту он взял всего раз. В прошлом году сезон Богдан начал с 240…

Очные дуэли со своим главным соперником Баршимом он в этом сезоне еще не выигрывал, а на последней Бриллиантовой Лиге, в Осло, был настоящий удар ниже пояса – впервые за два года Богдан, штурмуя свой новый лучший результат сезона, не попал в тройку призеров , финишировав пятым. И опять же, непривычно: результат Богдана – 2 м 37 см – только третий в сезона. Для многих украинских атлетов это звучало бы «ого-го-го третий результат» - но Богдан ведь приучил к другому.

Июнь 2014, Нью-Йорк. Эпичная битва между Богданом и Баршимом на высоте мирового рекорда. Вот к этому и приучили...

И самый показательный момент – Баку, 25 июня. Приглашенный как топ-стар, Богдан берет только 2-15, тратит две попытки на 224, переносит последнюю на 228 – и заканчивает соревнования. На седьмом месте из восьми участников.

Это интервью записано после турнира в Баку. В первой части – вот здесь – Бондаренко рассказал, почему так тяжело выглядел на помосте на бакинской Площади Фонтанов.

Но потом возник вопрос, что происходит с одним из самых ярких спортсменов мира в сезоне 2015. Вот ответы. Кажется, они были честными.

Главная проблема – техническая. Не получается сделать такие же прыжки, как в 2013 году.

- Богдан, поговорим о нынешнем сезоне. И ты, и отец не раз говорили, что пытаетесь полностью скопировать схему подготовки прошлого года. Схему скопировали, а вот с результатом не складывает. Что сейчас думаешь об этом?

- Начну со сбора в Африке в начале весны. Я заболел… Долгая история на самом деле. Сначала был перелет в Америку, из Америки потом в Африку. Назад я сначала по Америке два часа, потом до Европы 10 часов, и из Европы еще 10-11 часов до Африки. Путешествие – 36 часов. Я приехал, после кондиционеров плохо себя чувствовал, кашель был чуть-чуть. Пошел на процедуры в холодный бассейн – а вечером уже гайморит, голова, всё болит. И все, и месяц вылетел. В Африке был ключевой двухмесячный сбор. Это уже непосредственно перед соревнованиями идет самая важная работа. И из двух месяцев первый просто провел лежа в кровати или прогуливаясь по улице.

Я тогда очень расстроился, но, на самом деле, выйдя в сектор в Токио и дальше по результатам тренировок, по тестам, я понял, что самочувствие хуже не стало. То есть, по физическому состоянию сто процентов я стал сильнее, чем в Москве был, и сто процентов сильнее, чем даже в прошлом сезоне. То есть рост идет, есть прогресс. Но – это очень часто бывает в спорте – этот рост не перенесся на результат.

2013й год был легким тем, что на каждых соревнованиях ты делаешь личный рекорд, подымаешься, подымаешься, подымаешься. А в этом году ты выходишь и думаешь о том, что от тебя ждут каких-то грандиозных результатов. Те же выступления в Токио. В 2014 году я там прыгнул 240, а в этом – 237. Нельзя сказать, что это плохой результат, но в предыдущем же было 240, понимаете? Ждут прыжка на 240, а чтобы прыгнуть 240, надо сначала 230 прыгнуть. И всё это чуть-чуть давит. По большому счету, потенциал большой. Потому что те же прыжки на 237 – в них очень мало сделано правильно. Проблема одна – техническая составляющая. Не получается сделать такой прыжок, как в 2013 году.

Богдан и его отец-тренер на предсезонном сборе

Facebook
Facebook
Facebook

- Ты очень часто говоришь о технической стороне прыжка. Если есть проблема, то её надо исправить. Вы с тренером знаете, как исправить?

- Конечно, проблемы мы видим – и в разбеге, и ы прыжке есть немного неправильные движения – и над ними работаем. На самом деле, этот сезон был для меня наиболее спортивным, с точки зрения образа жизни. Очень много было сделано для спорта. Буквально каждый день был прожит с мыслями о чемпионате мира, о подготовке, о том, как каждый день становиться лучше. И вот ты каждый день живешь этим – а потом приходят соревнования, и ты не показываешь то, чего хотел бы. Это бьет по мозгам намного больше по мозгам, чем если бы я был более расслабленным.

То есть, можно сделать тренировку – и потом после нее еще пересматривать видео, думать, что ты дальше будешь делать. А можно сделать тренировку и забыть. 24 часа до следующей тренировки ты забываешь об этом всем. Такой была моя жизнь, к примеру, в 2013 году. В 2014ом я больше углубился в работу. А уже 2015 год – это буквально изо дня в день спорт, спорт, спорт, спорт, спорт.

Мы много работали над правильностью движений, чтобы не такой рваный бег был, более слитный. Сейчас смотрим: то, чего мы хотели – мы сделали. Но эта правильность получилась обложкой, красивым рисунком, но этот рисунок не дает результата. Может быть, надо делать так, как у тебя получается, пусть даже с огрехами. О тех прыжках, которые были в Москве на чемпионате мира, мне все говорили: «Если б ты бежал нормально, ты был бы ого где». Мы сделали более правильно, далеко, конечно, от идеала, но в плане движения стало лучше. Теперь будет меньше претензий от экспертов по поводу разбега – но результат от этого не пришел.

- Так, может быть, есть смысл вернуться к тому состоянию?

- Да, я думаю, что есть смысл, но всему свое время. Хочется все-таки поймать прыжок, найти опять то состояние. В этом году был буквально один прыжок, на соревнованиях в Осло, в котором я почувствовал, что я попал, полетел. А все остальные, даже в Токио на 237 – это были просто прыжки. Не полеты, а только прыжок.

Вот он, этот прыжок на 237, который Богдан называет "не полетом". Плюс попытки на 241.

Если оперировать стопу – это значит забыть об Олимпиаде

- Будешь ли ты, учитывая такую ситуацию, что-то менять – во-первых, в графике, во-вторых, в подходе к работе?

- По графику – была запланирована Бриллиантовая Лига в Париже. На сегодняшний день я не могу дать ответа, что я туда поеду. Скорее, нет. Я себя сейчас так чувствую, что это, наверное, не нужно. После Парижа есть еще Лондон. Возможно, будем брать прицел на Лондон, до него времени больше. Это первое.

Второе: менять что-то надо. Возможно, больше отдыхать. Работали очень много, были серьезные нагрузки – вдогонку того пропущенного месяца. Добавляли, добавляли – тот месяц пришлось в две недели уложить, и теперь этот темп тоже дает о себе знать. А самое ключевое – это стопа. А болит она от того, что я стал сильнее, и она не выдерживает.

- Вы продолжаете на тренировках не прыгать (из-за травмированной стопы тренировки Богдана проходят без прыжковой работы – XSPORT.ua)?

- Продолжаем не прыгать. Вот это и есть основная проблема. Выходя на первый прыжок, уже нужно представлять, что ты будешь делать. А ты прыгал последний раз хорошо если н последних соревнованиях, а если год назад?

Каждые соревнования – это все равно борьба. Нельзя просто прийти и сказать: «Вот я сейчас буду отрабатывать новую технику», когда ты на соревнованиях. Это противоречит одно другому.

- Что со стопой? Есть ли возможность ее вылечить?

- Нужна серьезная процедура, обследование. В 2009 году делал операцию в Финляндии – и теперь хочу непосредственно ехать к тому же доктору. Посмотрим, что он скажет. Но, по большому счету, нужно укреплять, укреплять, укреплять, изо дня в день, делать мелкие упражнения и специальные тренировки. Очень часто спортсмены пренебрегают этим, но я стараюсь как можно больше работать над ногой. А повседневной практике – только тейпы, мази. Никаких кардинальных никаких изменений до чемпионата мира и Олимпиады. Хирургическое вмешательство исключено. Если делать операцию, об Олимпиаде можно забыть.

В моей карьере не было такого состояния, когда совсем ничего не болит. Когда все хорошо, на соревнованиях ты не ценишь попытки. А когда у тебя что-то болит, ты понимаешь, что надо делать все четко и с первой попытки. Это все психология. Трудности, сложные перелеты за 10-12 часов – это все стимулирует. Я думаю, что где-то вверху кто-то сказал: «Хватит! Остановитесь! Передумайте то, что было. Переоцените и сделайте вывод!»

Паблисити для меня – не проблема

- Тебе не мешает паблисити? Все эти разговоры о дуэлях Баршим-Бондаренко, о мировых рекордах…?

- Где-то мешает, может быть, но, я думаю, что в этом есть и плюсы, и минусы. Минусы – это когда тебя вовлекают в эту, что нужно быть или первым, или вторым – и никак иначе. Это всё немного напрягает. Но, с другой стороны – что такое спорт? Это соперничество. Когда есть человек, с которым ты соревнуешься, которому особенно не хочется проигрывать, это добавляет уверенности. Для меня паблисити – не проблема.

- Как ты общаешься с Баршимом?

- Обычно. С пониманием. В Осло, когда были, там китаец выиграл, и Баршим говорит «Ну и ладно, ничего страшного». То есть, обычные, неплохие отношение. Не такие, чтоб при встрече расцеловывать. Абсолютно нормальные отношения.

Богдан и Баршим, два гения прыжков в высоту / Facebook

- Он ведь тоже не берет 2,40 на каждом соревновании…

- Всё не железные. Ему тоже тяжело, точно такое же влияние, да еще и внутри страны. Там намного больше давят изнутри, чем мы видим в Европе. Главное, чтобы была мотивация. А она есть – рекорд, который манит. Идти к нему очень интересно. Я прожил два года из дня в день с мыслью о рекорде мира. На этом можно и свихнуться, на самом деле.

- Но ты нет?

- (смеется) Ну, не знаю, посмотрим.

- Последний вопрос – как сохранить веру в себя в сложных ситуациях? У тебя это получается?

- Это сложно… Каждые неудачные соревнования кажутся провалом. Я стараюсь сильно не заморачиваться, но неудачи даются тяжело. Я не представляю, как их правильно преодолеть , позиционировать . Надо бороться, не вешать голову. Трудности, которые ты сможешь преодолеть психологически и физически, сделают тебя сильнее. Спортивная карьера не может быть гладкой, не может быть все только хорошо. Где-то бывает спад. Главное сейчас – не думать о нем. А думать о том, как сделать так, чтобы начался подъем.

Беседовал Александр Мащенко

Комментарии 0

Новости партнеров
http://n130adserv.com/vast.xml?key=571d1794743ba3307184bc12cba0f4c8&zone=PRE_ROLL&vastv=3.0
Фехтование. Открытый кубок Львова
03:30
Новости партнеров
Новости партнеров