Брынзак: «Каждый украинский тренер себе цены сложить не может»

Глава биатлонной Федерации подвел итоги сезона в гостях у XSPORT.ua

Владимир Брынзак

Смотрите также:

Президент Федерации биатлона Украины (ФБУ) Владимир Брынзак подвел итоги завершившегося сезона, а также поделился своим мнением о подготовке спортсменов к последующим выступлениям, в частности - к предолимпийскому сезону.

Побывав на веб-конференции XSPORT, глава ФБУ поведал о назначении Юрая Санитры старшим тренером мужской команды, о планах подготовки биатлонистов к следующему сезону, а также поделился своим мнением о будущем Ирины Варвинец, которая в нынешнем сезоне тренировалась и выступала под руководством личного тренера.

Расскажите о новом тренере мужской сборной Юрае Санитре? Чем его кандидатура заслужила приглашение на пост тренера сборной Украины?

– В первую очередь, он профессиональный тренер с большим опытом работы в словацкой команде. Он около 15 лет работал с женской командой, в которой было много выдающихся спортсменок. После этого он готовил Павола Хурайта, который стал бронзовым призером Олимпийских игр в Ванкувере, тренировал Анастасию Кузьмину. Очень важно для коммуникации то, что он знает язык. Нам надо было что-то свежее для того, чтобы мы не стояли на месте, а двигались вперед. Мы провели с ним собеседование и встречу с командой, ребята задавали вопросы, много интересного Санитра рассказал и показал по своей методике. Есть в ней и моменты, который будут использованы в подготовке женской команды, мы уже скорректировали план на этот год благодаря беседе с ним. Надеемся, что все это даст команде новый толчок для того, чтобы мы по-новому могли раскрыть спортсменов, которые уже подошли к тому возрасту, когда могут показывать серьезные результаты.

Юрай Санитра / parimatch.ua

Что можно сказать, сравнивая Уроша Велепца и Юрая Санитру?

– Самое главное – это то, что у них не наш менталитет, не “совковый”, не украинский. У нас как происходит: во-первых каждый украинский тренер себе цены сложить не может, во-вторых - всегда будет иметь какие-то свои интересы, которые не всегда совпадают с общекомандными. Бывают такие нюансы, которые даже в личных отношениях влияют, а у них такого нет. Они сконцентрированы на результате, на работе, разрабатывают методики, развиваются, проходят различные курсы. При всем уважении к нашим тренерам, им этого не хватает. Мы 11 мая будем проводить семинар, где будут выступать и Урош, и Юрай, будут и другие иностранные специалисты, которые будут делиться опытом с нашими тренерами, чтобы мы развивались в современных методиках. Это касается не только тренировочного процесса, но и медицинского, фармакологического, питания, реабилитации. Мы должны не отставать от времени, меняются и требования, и сам биатлон – он становится быстрее, отличается от того, который был во времена, когда наши тренеры еще сами занимались.

Почему награду «Лучший тренер месяца» выиграл отец Семенова, а не Надежда Белова?

– Я поблагодарил ее за работу, она много сделала для команды, но по положениям НОК награду получает личный тренер. В случае, когда сам спортсмен решает, что награду больше заслуживает не личный тренер, а другой, он сам высказывает эти пожелания, и комиссия принимает это во внимание. В данном случае личным тренером был Александр Семенов, и комиссия приняла такое решение.

Думаю, Надежда Белова не должна на нас держать никакой обиды, она получила орден «За заслуги» после Олимпиады, мы всегда ее поддерживаем и решаем любые вопросы. Не считаю, что здесь был какой-то дисбаланс. Мы стараемся отметить всех, никого вниманием не обделяем. Для меня все равны, и я уважаю каждого.

Планируете в будущем привлекать к работе Надежду Белову?

– Все зависит от нее, если она будет проявлять желание, отдохнет, поправит здоровье – мы рассмотрим этот вопрос, почему бы и нет. У нее большой опыт, если будет возможность работать, то мы всегда найдем общий язык и будем сотрудничать.

Уже есть план летней подготовки мужской сборной?

– Он уже расписан, мы его знаем. Он еще не наполнен самой методикой, но по географии, по местам проведения уже все распланировано до Нового года. После, расписания еще нет, нам надо скорректировать подготовку к чемпионату мира. А так на бумаге уже все известно и по поводу мужской, и по поводу женской команд.

Приблизительно можете сказать кто куда поедет?

– В этом году сборные будут тренироваться в основном отдельно. Начнут вместе с Хорватии, а потом разъедутся: девочки в Поклюку, так как у нас Урош словенец, а ребята поедут в Обертиллиах, их тренер больше знает эту местность. Дальше будут все знакомые места. Что будет нового, так это “вкатка”, которая будет проходить не в Скандинавии, а в Кенморе на высоте 1600 м. Это мы будем пробовать наработанный Санитрой вариант в хороших условиях, с хорошим снегом, где мало людей, на хорошей высоте. Там ребята и девочки будут вместе. Мы надеемся, что 24 дней в Кенморе хватит, чтобы хорошо ощущать себя на первых трех стартах.

В этом году будет больше высоты?

– Намного больше - так планируют тренеры, даже спаренные сборы в горах будут. Горной подготовки будет очень много как у ребят, так и у девушек. Это решение тренеров, я же ими не управляю, они считают, что тренироваться на высоте будет полезно, и потом это даст свой результат.

Как решается вопрос прибывания в шенгенской зоне спортсменов, которые в прошлом сезоне не сделали норвежский вид на жительство?

– “Вкатка” будет проходить в Канаде, это уже минус много дней, плюс чемпионат мира будет раньше - в начале февраля, мы успеем отработать. А после чемпионата будет Тюмень и так далее. Я не думаю, что возникнет проблема для тех, у кого нет этих карточек для проживания в Норвегии. В этом году это одна Бурдыга. Мы так все спланируем, чтобы это не влияло на ее подготовку и выступления.

Кстати, как там Наталья Бурдыга? Она продолжает работать?

– Да, у нее все нормально, сейчас будет начинать раньше, так как и закончила раньше. Уже с начала мая будет готовиться по плану, который для нее подготовил Урош. А потом плавно переходить к учебно-тренировочным сборам с командой.

Вы сейчас можете что-то сказать о кадровом составе команды, которая поедет на первые сборы?

– Сейчас это зависит от того, как будут решаться вопросы с Меркушиной и Варвинец. У нас будет тренерское совещание, будем рассматривать этот вопрос и решать, что будет. А так планируем тот же состав, возможно еще несколько молодых девочек будет. Они может будут разбиты на две группы, чтоб мы смогли пройти смену поколений, которая обязательно будет после Пхенчхана. Уже два года осталось, и мы не должны терять контроль и внимание молодых перспективных спортсменок, они должны быть рядом с командой и заряжаться опытом старших девушек, привыкать к атмосфере централизованной подготовки. Если оставить их без качественного подготовительного процесса, то мы сами потом будем страдать и пытаться вытащить их на должный уровень. Считаем, что сейчас надо двигаться в таком направлении.

После прошлогоднего успеха в команду взяли Аню Кривонос. Есть ли какие-то виды в этом контексте на Кристину Дмитренко?

– Вы наверное видели, как она тянется к более серьезной работе, к старшей команде. Она очень уверена в своих силах и своих планах, это приятно и очень радует, что она думает совсем иначе, чем ее сверстники. Конечно, мы будем пробовать привлечь ее к команде, чтобы передать опыт, посмотреть на ее возможности. Методика и нагрузки будут другими, но она тоже должна быть под контролем.

Будете ли отправлять на предолимпийскую неделю в Корею максимально возможное количество спортсменов для ознакомления с олимпийской трассой?

– Нам не обязательно использовать всю квоту на абсолютно всех соревнованиях, нам важно, чтобы опыт получало большее количество спортсменов. Если кто-то где-то выпадает или просто не заполнена квота, то в этом проблемы никакой нет.

Что касается предолимпийской недели, мы конечно об этом думаем и даже хотим спортсменов, которые не попадают на чемпионат мира, отправить куда-то, где мы будем планировать подготовку последнего этапа к Пхенчхану. Посмотреть на их подготовку и отправить потом на Кубок мира, чтобы посмотреть, как они себя там будут чувствовать. Хотим отработать такую схему подготовки для основной команды, потому что сейчас времени много на подготовку нет, мы хотим это проверить на других спортсменах.

Вы учитываете тот момент, что по словам многих спортсменов, акклиматизация на востоке происходит намного тяжелее, чем на западе?

– Конечно учитываем, поэтому хотим провести такой эксперимент. Очень сложно найти место: в Японии нет освещения на стрельбищах, а соревнования на Олимпийских играх будут вечером, надо тренироваться под искусственным освещением. В Китае тоже нет таких мест, единственный вариант – это Россия, где-то Южно-Сахалинск, Камчатка или может зацепить по дороге Казахстан и посмотреть, как будут себя чувствовать спортсмены. Еще об этом подумаем.

Какие у Вас вообще мысли по поводу этой дальневосточной Олимпиады?

– Условия для всех одинаковые, главное правильно продумать заключительный этап подготовки. Как мы перед Сочи угадали с Турцией – все приехали из Европы, не учли, что климат другой, влажность, и им было сложнее чем нам. Хотя у нас были проблемы со здоровьем у Пидгрушной и других спортсменок, но то, что мы выбрали правильное место последнего сбора – это сработало, и они выглядели в эстафете достойно. Команда была на серьезном уровне, я надеюсь, мы найдем такие же варианты подготовки и для Пхенчхане.

Семаков показал хорошие результаты в Ханты-Мансийске, учитывая с какими сложностями он добирался и искал оружие. Планируется ли использовать на последнем этапе Кубка мира в Осло полную квоту?

– Когда я увидел, что Семаков в хорошей форме, мы звонили ему и предложили добраться туда, если у него будет желание и решатся проблемы с винтовкой. Ему оттуда все равно нужно было уже домой ехать, сезон заканчивался, это был оптимальный вариант. Это не было чем-то обязательным, просто было такое предложение, которое он принял с радостью. Он добирался за свой счет, сам решал вопросы с винтовкой, хорошо выступил, и это ему дало возможность закрепиться в команде. Мы планировали уже перевести его в группу Б – не было результатов, много болел. Сейчас решили все-таки еще раз посмотреть на него, потому что бежал неплохо последние этапы, возможно новый тренер найдет ключ к его подготовке. У парня все-таки есть талант как мы видим, есть возможности, может быть еще сможем сделать из него хорошего спортсмена высокого уровня, нам как раз не помешает в эстафете. Посмотрим на его работу в команде в этом году, это будет его шансом показать себя.

Ирина Варвинец / biathlon.com.ua

Слышали о конфликте Меркушиной и Варвинец и о нейтральных тренерах. Почему работает Шамрай – тренер сестер Семеренко и Семенов – Семенова, а Зоцу нельзя?

– Конфликта между Меркушиной и Варвинец не было – это точно. Просто есть ситуация, в которой, как я уже говорил, виден менталитет наших тренеров. Я смотрю объективно, это ведь не моя работа, это мое хобби, считаю, что как хороший менеджер я должен делать все для того, чтобы команда развивалась и раскрывалась, подготовка была эффективной и качественной. Я думаю и о стратегии далеко вперед, и о тактике на сегодня. За счет всего этого мы и держимся на ведущих ролях в мировом биатлоне, мы учитываем все нюансы. А каждый тренер учитывает в основном только свои интересы. Зоц переживает за Варвинец, из-за ее спины начинает поднимать разные вопросы, которые похожи на шантаж. На летний чемпионат мы ее приглашали, она не приехала, не сообщила ничего. На первый этап Кубка мира пригласили ее в Остерсунд – не приехала, с Федерацией никто не согласовывал, тренер даже не предупредил. Так же нельзя, это даже контракту противоречит. Мы на это все уже долго закрываем глаза, я лично договаривался с Зоцом на летнем чемпионате в Чернигове, что она будет принимать участие в этапах и готовиться к чемпионату мира. Опять нарушил все договоренности и увез ее тренироваться в Антерсельву, потому что она еще не готова. Так все могут сказать, что не готовы, тогда что это за национальная команда? Кто будет за нацию бороться, за очки? Мы вынуждены были ставить полу-больных спортсменок, потому что некем было заменить.

Когда она уже даже приехала в команду и начала выступать, тренер хотел провести контрольную гонку, чтобы между запасными посмотреть, кто, как выступает, кого ставить. А ей личный тренер звонит и говорит:«Ты эту контрольную не беги, сделай совсем другую работу». Это как если бы в футболе тренер национальной команды сказал игроку выйти на замену на 20-й минуте, а он бы отвечал: «Та не, я не пойду, мне тренер позвонил, сказал на 40-й выходить надо». Так у нас сейчас и получается. Тренер сборной вообще удивляется: во всем мире все мечтают попасть в национальную команду, а что у нас? 

Ведь в команде есть хорошее обеспечение, хорошие врачи, мы же не против согласовывать планы подготовки, привлечь тренера к сборам. Но так тупо становиться в отказ – или я, или никто, вплоть до того, что дайте нам поехать заграницу выступать без карантина – ну это уже шантаж чистой воды. На это мы точно не пойдем. У нас и Зубрилова уезжала, мы пережили, и если не будет Варвинец – тоже переживем. Просто девочку жалко, она хорошая. Надеюсь, что Николай Николаевич соберется со своими мыслями, подумает о том, что она может потерять эту Олимпиаду, а следующая через шесть лет. Что будет через шесть лет не знает никто. Я просто не вижу логики в этом всем, мы же не враги им. Надеюсь он все это осознает, а если нет, то будем готовиться без Варвинец. У нас есть много девочек, которые с радостью будут выступать в национальной команде.

Тем более, тренер профессионал, ко всем ищет индивидуальный подход, но ему тоже надо время дать, только ведь первый год работает. Ошибки были у нас тоже, не надо было после Америки ехать в Поклюку, видно было, когда спустились вниз на этап, что Пидгрушную сильно выбило. Мы все это видим и знаем, и в будущем будем все это учитывать. На этот чемпионат не было у нас такого задания выигрывать медали, нам надо было сбалансировать команду. Мы учитывали проблемы всех девочек, хотели просто выступить успешно. Мы знаем потенциал этой команды и в следующем году на чемпионате мира мы уже все увидим. 

Какое настроение и настрой у Вали на следующий сезон?

– Мне ее настроение понравилось, мы с ней общались недавно, она искренне говорила, что старалась и хотела. Видимо действительно был какой-то сбой, потому что 2 сезона подряд очень тяжелых на ее плечах были, она очень выдала много. Плюс личные обстоятельства есть, которые повлияли, и она не смога летнюю подготовку полноценно пройти, психологически было ей сложно. Ей хочется, но не получается – у каждого спортсмена бывают такие вещи. Я был бы рад, если бы она вообще пропустила тот сезон, а то она вроде и тренировалась, но как-то не так, вроде и выступала, но что-то не то. Этот сезон фактически ни нам, ни ей толку не дал. Сейчас у нее настроение хорошее, она уже готова работать, надеется, что у нее все получится. Раньше она хотела тренироваться только с Шамраем, сейчас уже готова работать с Урошем, видит его результаты. Вместе, я думаю, мы исправим эту ситуацию, и она еще будет выступать на том уровне, на котором была.

Валентина Семеренко / biathlon.com.ua

Какие глобальные задачи стоят на следующий сезон?

– Мы все довольны выступлением мужской команды на чемпионате мира, в этом году направление работы будет поставлено так, чтобы как можно лучше выступить на чемпионате мира в Австрии, завоевать там медали. Это будет психологически очень важно перед Олимпиадой. Мы должны показать, что уверены в себе, не ждем чьих-то ошибок, а завоевываем медали закономерно, согласно своей подготовке. Второе задание, это поэкспериментировать и найти схему подготовки к Пхенчхану в предолимпийскую неделю.

Топ-5 для женщин – это автоматическая задача, уже даже не обсуждается.

Надо будет жертвовать высокими местами индивидуальными в Кубке мира?

– Конечно, где-то будем пропускать, особенно январь. Некоторые спортсмены будут готовиться к чемпионату мира, у нас есть второй состав, который может достойно зарабатывать очки. Хорошо, что такая система подсчета, которая позволяет нам много не проиграть. Будем концентрироваться на чемпионате мира. 

Комментарии 0

Новости партнеров
http://n130adserv.com/vast.xml?key=571d1794743ba3307184bc12cba0f4c8&zone=PRE_ROLL&vastv=3.0
Новости партнеров
Новости партнеров