«Пойдем научимся приемчиков, нужно двор отстаивать». Александр Усик - о приходе в бокс и не только

Украинский боксер принял участие в сьемках программы «Королі рингу» на 2+2

Александр Усик / фото - НОК Украины

Интерконтинентальный чемпион мира по версии WBO украинский боксер Александр Усик принял участие в передачи «Короли рингу», которая была посвящена исключительно ему.

Вашему вниманию текстовая расшифровка программы. 

О детстве

«Культовыми фигурами для меня в детстве были Ван Дам, Шварцнегер, Брюс Ли, смотрел фильмы с ними, постеры были разные.

Во дворе висел мешок из-под сахара, с чем-то, который я бил ногами, а отец засекал время. Во всем равнялся на отца. Не понимал, как постоянно можно быть таким спокойным, сдержанным. Молчать постоянно».

О футболе

«Я профессионально занимался футболом в «Таврии» до 15 лет. Постоянно бежал, боролся до конце, скорость была.

Однажды, когда к маме приехали гости я ей сказал: «Вот этими руками я себя все для жизни сделаю и буду ими зарабатывать». Не знаю почему сказал именно руками, ведь по логике должен был акцентировать внимание на ногах, но, видимо, уже тогда что-то знал. В 15 лет я пошел на бокс и на данный момент я каждый день благодарю Бога за то, что он меня направил по правильному пути».

О первой боксерской тренировке

«Один из моих товарищей пригласил на тренировку. Говорит, что тренер по боксу приехал, что спарринги каждый день и все такое. Я говорю: «Пойдем научимся приемчиков, нужно двор отстаивать». Да, такие мысли были в 15 лет.

Первая тренировка была безуспешна. Лицо было набито, но главное, что я не сломался.

После окончания подошел к тренеру, спросил когда приходить следующий раз, а он мне ответил: «В среду, но вряд ли ты придешь на нее».

А я пришел и хотел отомстить тому парню, которому проиграл в спарринге, но сейчас я уже понимаю, что это было не желание отомстить, а была такая важная спортивная злость».

О первом проигрыше

«На первой тренировке я не проиграл а просто получил харей, а от первые соревнования, в которых я проиграл в первом же бою, это да.

Я думаю: «Это не мое этот бокс» – , но отец думал иначе. Он сказал, что если я сдамся, то лучше мне от этого не будет. Поэтому я продолжил ходить и тренироваться».

О позднем старте в профи-ринге

«Все говорили, что я уже слишком стар, что в возрасте 15 лет парни уже на Европу ездят, а я только начинаю, что у меня ничего не получится, но тренер думал иначе. Лапин Сергей Юрьевич сказал мне, что нам нужно работать в два раза больше, чтобы догнать остальных.

Я практически жил в зале. Я ходил на тренировку моего возраста, потом на следующую тренировку с парнями постарше, потом с мужиками. Мне приходилось уходить с зала с 9-10 вечера и так длилось 4 года».

О первой зарплате

«Первые деньги – 50 гривен. Я выступал на чемпионате Крыма по юниорам, хотя тогда я еще был кадетом. Я боксировал с Марленом Шефиком в весе 64 кг. Он в это время уже был знаменит на весь полуостров: ездил на чемпионаты Европы, там был первым или вторым.

Я очень неплохо боксировал, но мне, как неизвестному парню не победу отдать не могли. Потом ко мне подошел тренер и за то, что я выдал хророший поединок, дал мне даже не 50, а 100 гривен.

Именно в этот день я предложил своей бедующей жене, матери моих детей, встречается. В переходе купил ей цветы. У меня же было уже 100 гривен».

О зароботке до бокса

«Напротив моего дома были сады с яблонями, грушами и так далее. Мы договаривались со сторожами и рвали там фрукты, а потом продавали их проверенному человеку. Мороженым торговал, лимонадом.

Многие говорят: «Ты торговал, ты барыжил». Но, знаете что, работать не стыдно, стыдно не работать».

О чемпионате Европы в 2005 году

«Я хотел оказаться в призах. Мне тогда было 19 лет, я уже выиграл чемпионат Украины. Победил Сережу Деревянченко.

Еще больше желания предавало, что впервые выступал на таких соревнованиях, это же совсем другой уровень. Когда прошла жеребьевка, то тренер мне сказал, что с таким раскладом можно спокойно в призы входить. Разу уж тренер так сказал, то, думаю: «Призы, так призы, нужно выходить».

О 2008 году

«Тогда я выиграл чемпионат Европы в весе 81 кг.

До этого в 2007 году поехал в Италию там был лицензионный турнир с которого наша сборная должна была квалифицироваться на Олимпийские Игры в Пекине.

Но, дело в том, что я не должен был брать участие в турнире, я был всего лишь спарринг-партнером, но мне выпала возможность и я ею попытался воспользоваться».

Об Олимпийских Играх в Пекине

«Я проиграл Клименто Руссо в четвертьфинале потому, что не был готов. Я завоевал лицензию уже достаточно поздно и отнесся к этому недостаточно серьезно. Да, несерьезно отнесся к Олимпийским Играм. Думал, что я и так красавчик, прошел квалификацию.

Я был далеко от Анатолия Николаевича Ломаченко, он не мог тогда мне вправить мозги.

Я еще не был готов выигрывать Олипиаду.

Не можно нарекать ни на кого кроме себя, я сам был виноват в том провале, вопросы только ко мне.

Потом я посмотрел на Василия Ломаченко и сделал для себя выводы. Мы все видели как он усиленно работал, а потом, после победы радовался и какую радость принес болельщикам.

Я сказал для себя, что тоже хочу себе золотую медаль. Было обидно перед собой, что получил такой шанс и не воспользовался им».

Об изменениях в жизни

«Рождение моей дочери изменило меня полностью. Оно меня остановило. С этого момента я уже не мог сделать ничего, что может навредить моей семье.

Однажды мне предлагали проиграть бой. Я сказал: «У меня есть дочь и когда-то у нее будут дети – мои внуки. Когда мой внук подойдет и скажет: «Мой дед на лавэ повелся и продался, а мы хотели, чтобы он нам медаль привез» – , нет, ребята, так не пойдет». Деды не продаются».

О Папаченко (Анатолий Николаевич Ломаченко)

«Заставлял меня много бегать, плавать, чего мы только не делали, новерное разве что по огню не ходили.

Но главное, чему я научился, это я идти вперед, как говорят боксеры, ламать. Я научился идти на пролом и при этом не попускать удары.

Ну, естественно, и в плане физики добавил. То есть, я мог три раунда великолепно работать, дышать и не останавливаться».

О том, кто заставлял его идти вперед

«Я постоянно смотрел на Ломаченко и он, как локомотив, тянул и тянет всех за собой.

Многие люди еще не понимают, что он сделает для мирового бокса».

О том, как восстановить мощь «Украинских Атаманов»

«Если мы хотим создать дрим-тим, то нельзя смотреть ни на кого: ни на кубинцев, ни на казахов, россиян. Надо молча пахать и идти к своей цели.

Не надо никого боятся, говорить, что кубинец сильный и я его не смогу победить, а нужно выходить и побеждать. Конечно, чтобы выиграть ты должен умирать в зале. Не тренироваться 30-40 минут и говорить, что этого достаточно, а буквально жить там. Если хочешь стать кем-то в боксе, то жизнь должна сводится к поел-потренировался-поспал».

О финале на Олимпийских Играх 2012 в Лондоне

«В финале я проигрывал после первого раунда. Ломаченко старший сказал: «Ну что, надо начинать работать, а то они не хотят». Я понял и сделал то, что было нужно. Он мне ничего сверхъестественного не сказал, но этого мне было достаточно.

Правда перед боем я сидел на скамейке перед боем, был уже одет, читал молитву, а тут Николаевич подошел и спросил не голоден ли я. Говорю: «Почему-то так чая хочется». Он пошел, взял мне банан, печенье, принес чай – я покушал.

А потом он спросил: «Что будет если я не выиграю?» Я говорю, что как это не выиграю. А он продолжает, мол «разные ситуации бывают, что могу остаться и с серебром». Я понял, что что-то тут не то и настаивал на том, что хочу только золото. Он спрашивает: «Что для тебя важнее семья или золотая медаль?» Я говорю, что естественно, что медаль даже ни в какие сравнения с семьей не становится, что родные важнее. Он сказал: «Твоей семье нужна золотая медаль».

Об «Украинских атаманах»

«Почти у всех были предложения перейти в профи, но в то же время возможность попробовать себя в Мировой серии бокса (WSB).

Да, я думал, что мне нужны деньги, но только для существования, не больше.

Но в «Атаманах» были нормальные деньги, немалый кеш. То есть, если в то время я зарабатывал 3-5 тысяч гривен как олимпийский чемпион от министерства. То в «Атаманах» я получал намного больше тех пяти тысяч».

Об ощущениях от WSB

«Это было похоже на профи. Мы выходили под песни, которые сами выбирали, дрались без шлема, было 5 раундов по три минуты.

Хочу сказать, что во время первого боя я прямо кайфанул. Тот выход с саблей. «Атаманы» был классным проектом в моей карьере, плавный переход от любителей в профи».

О песне «Їхали козаки»

«Тот, кто эту песню придумал просто комерсант. Надо быть либо творческим человеком, либо делать деньги. Как только эта песня прозвучит на Евро, то она сразу же перестанет быть моей визиткой.

Почему? Пускай сначала сборная по футболу три года будет выходить с этой песней на свои матчи, сделает ее популярной на столько, чтобы каждый второй ставил ее себе на рингтон. Называя ее уже песней сборной Украины, а не Усика, как сейчас, и тогда и я заберу ее обратно.

Я понимаю, что это люди выложили ее на голосование, потом выбрали, поэтому даю добро футболу. Тем более, что если они станут чемпионами Европы, то это вообще будет сахар. Пускай она принесет им удачу».

О самых сложных боях

«WSB это крутой проект. Это была та же сборная. Мы тренировались под другим руководство, но наш тренер был классным человеком. Все было как в профи, мы сами решали как тренироваться, сколько, главное – быть готовым к бою.

Самый сложный поединок в WSB – финал. Тогда я себя плохо чувствовал. За несколько часов до боя у меня была пониженная температура около 34-25 градусов.

Да, конечно, был еще Меджидов. Если откинуть мое самочувствие, то по психологии это был сложный противник на психологическом уровне. Он был, также как и я, чемпионом. Я еще до боя понимал, что будет несладко, нервничал. Но тренер сказал мне что делать, как действовать.

Вообще я не должен был с ним боксировать, но Дима Руденький заболел, и переставили меня.

Матэо Мадуньйо я скушал еще на взвешивании. Мы общались с парнями, а он смотрел на нас и я видел, как он боялся. Он был тяжелым, неповоротким. Он хотел бить, а я это видел уже заранее, поэтому он промахивался и получал. Очень сложно не попадать, да еще и пропускать из-за этого. Я был заведен потому, что мы проигрывали 4:0. Матэо был уже обреченный».

О проигрыше казахстанским боксерам

«В Казахстане результат был продан. Я не знаю, кто продал. Также как я не знаю как можно было отдать победу бойцу, который провел равный бой с соперником, но упал в нокдаун. Это же уже минул очко.

Почему я не боксировал с Руссо? Я очень этого хотел, но, наверное, он не побоялся».

О гонорарах

«Гонорар профессионалов за бой можно сравнить разве что с гонораром любителей за полгода».

О возможностях перейти в профи

«Изначально мы разговаривали с К2, ездили в Штаты. Когда был в атаманах, то звонили с К2. Мне предлагали драться с Владимиром в спарринге, когда он готовился к бою. Я загорелся желанием, но отказался, потому что в нас был финал в WSB и я не мог бросить команду.

Мы разговаривали о том, чтобы сделать свой промоушен и пойти в профи всем вместе и Ломаченко, и Беринчику. Но в нашей стране это слишком сложно. Наше телевидение не дает столько достаточно денег. Поэтому каждый начал искать себе что-то интересное, за счет чего он сможет заработать на жизнь. Но все может быть впереди. Ломаченко-промоушен или что-то такое».

Комментарии 1

Qazaq
12 апреля 2016г. 17:25
Это позор для мужика, говорить о том, о чем понятия не имеет, чтобы оправдать их поражение.



Усик, если ты имеешь доказательства своим словам, то выкладывай, как положено мужику. В противном случае, имей мужество признать провал вашей команды. Это по-бабский, говорить не отвечая за свои слова.
0 0
Новости партнеров
http://inv-nets.admixer.net/dsp.aspx?rct=3&zone=f6c8cbbf-096b-4b28-b07e-757ff9e5f637&zoneInt=116§=111&site=111&rnd=210901299
Новости партнеров
Новости партнеров