Виктор Постол: «Матиссе меня просто недооценил»

Чемпион мира ответил на вопросы украинских журналистов после триумфальной поездки в США.

Виктор Постол / XSPORT

Новоиспеченный чемпион мира в суперлегком весе по версии WBC после великолепной победы над аргентинцем Лукасом Матиссе в США дал пресс-конференцию в родном Киеве.

После теплого приема в аэропорту Борисполя, где боксера встерчало множество болельщиков, Постол ответил на вопросы журналистов, детально рассказав о своем чемпионском бое, который прошел в американском городе Карсон. 

О планах на ближайшее будущее

«Сейчас я отдохну немного, начну тренировочный процесс. Мы сядем с командой и решим, то ли я буду отстаивать свой чемпионский пояс, то ли это будет объединение титулов.

Провести защиту в Киеве? Все возможно. Смотря, какой соперник будет.

Пока я остаюсь здесь, в своей стране. Буду ездить в США пока только на подготовку за 2-3 месяца до поединка. А пока что остаюсь и готовлюсь здесь – в Броварах.

Мне сказали, что надо учить английский язык. Я собираюсь, ведь надо это сделать. Я понимаю, но не так хорошо разговариваю».

О работе с Фредди Роучем

«У Роуча было очень много различных упражнений было, которых мы здесь в Украине не знали.

Команду менять не собираемся, ведь результат на лицо. Фредди Роуч очень грамотный тренер, он сказал: «Я твой стиль бокса менять не буду». Он просто подсказывал мне и я его слушался.

Действительно, он говорил, что я являюсь его вторым любимым учеником. Я выполнял все, что он говорил, слушался, у меня была полная дисциплина. Поэтому Роуч и отметил меня.

Мой тренер Полищук прилетел ко мне за 3 недели до поединка. Он не вмешивался в работу Фредди Роуча, потому что к бою должен готовить один тренер. У них конфликта никакого не было, они друг друга нормально понимали».

О Лукасе Матиссе, как о боксере и человеке

«Это был мой 28-й бой и впервые у меня не было волнения, вообще не переживал, хотя все это должно было быть. Я понимал, что соперник жесткий, нокаутер, бой показывает канал HBO, вся Украина смотрит – очень большая ответственность. Я все это выбросил из головы. Первый раз у меня такое случилось, что я вообще ни о чем не думал. Вышел в ринг и все началось. Если все время думать, можно сгореть до боя. У меня были чистые мысли. Я не обращал внимания на свист, хотя в зале было много аргентинцев.

Матиссе меня просто недооценил. Он думал, что бой будет легкий, хотя я сразу сказал, что бой будет непростым.

Изначально мы знали, что Матиссе захочет меня нокаутировать в первых 5-6 раундах. С тренерами у меня была тактика: затянуть бой до второй половины. Как только я чувствовал опасность, мне все говорили – и Полищук, и Фредди Роуч, сближаться, клинчевать, пока судья не скажет «break». Я не должен был подстраиваться под него, я должен был навязать свою тактику. Но когда судья сказал «не вязать», и что он может дать предупреждение, после чего Роуч и Полищук подсказали мне больше двигаться и работать. Я понял, что после 6-го раунда он подустал и я начал накатывать.

Удары у него, действительно, очень тяжелые. Вроде бы и удар – не удар, но когда он попадает, голова трясется, и я понимаю, почему у него в активе столько нокаутов. Поэтому ни в коем случае нельзя было расслабляться».

После боя мы не общались. Но впечатления сложились такие, что у него не было какого-то пафоса на взвешивании, типа: «Я тебя порву или надеру тебе задницу». Мы нормально взвесились, пожали друг другу руку. Как человек, он нормальный, но после боя мы не виделись, и пообщаться нам не удалось.

Было много аргентинцев, и когда он даже просто попадал, все кричали. Но я не обращал внимания на его группу поддержки и был сфокусирован на бое».

О происхождении прозвища Iceman

«В США у каждого боксера есть прозвище. Во время подготовки к бою к Айдыну, которую я проводил в США, команда спрашивает у меня: «Какое будет прозвище?». Когда я отбоксировал с Айдыном и пропустил в первом раунде удар, моя голова осталась «холодной», я все соображал, вот после этого мне и дали прозвище Iceman. Еще можно сказать о том, что у меня руки холодные. Я еду в машине я 15 минут руки тру, а еще я зимой родился - в январе».

О возможном бое с Пакьяо

«Я думаю, что бой с Пакьяо может пройти или в промежуточном весе или в его весовой категории. Для меня не проблема перейти в другую весовую категорию. У меня с весом проблем нет – я вешу 69-70 кг.

Пять-шесть килограмм для меня согнать не проблема. Но я делаю это грамотно и подхожу к этому процессу постепенно».

О поздравлениях Ломаченко

«Я не успел увидеться с Васей после боя, потому что я долго был в ринге. Когда мне одели пояс, Вася меня поблагодарил за победу, сказал «спасибо», мы пожали друг другу руки. Я остался в ринге, где было много прессы, и Вася, поэтому меня не дождался. Но очень приятно, когда Василий Ломаченко пришел посмотреть и поддержать своих».

О первых мыслях после победы

«Когда я выиграл, я подумал: «Наконец я стал чемпионом мира, моя мечта сбылась». А когда я прилетел в Борисполь, я понял, что я народный чемпион, ведь меня встретили очень классно. Хлеб, соль, много друзей, эта поддержка была на высшем уровне».

О поддержке супруги

«Моя супруга не ездила на эту подготовку, она только прилетела на бой. Мы с командой решили, что я буду готовиться сам. Я должен был выходить на ринг голодным, как волк. С супругой мы каждый день созванивались, она меня всегда поддерживает и настраивает, за что я ей благодарен».

Комментарии 0

Новости партнеров
http://n130adserv.com/vast.xml?key=571d1794743ba3307184bc12cba0f4c8&zone=PRE_ROLL&vastv=3.0
Новости партнеров
Новости партнеров