Мария Повх: «За все время в Рио с байдаркой-четверкой мы тренировались один раз»

Украинская спортсменка изложила свое видение нашумевшего конфликта

Мария Повх / unian.net

Украинская байдарочница Мария Повх в интервью XSPORT рассказала о конфликте, который возник в сборной Украины еще до начала Олимпийских игр и вылез наружу после их окончания, очертив свою позицию в сложившейся ситуации.

Как известно, Повх прошла все этапы отбора по регламенту, утвержденному Министерством совместно с Федерацией, и получила место в сборной. Команда в составе Анастасии Тодровой, Инны Грищун и Светланы Ахадовой и их тренер Алексей Семыкин, который в итоге с командой на Играх не работал, хотели видеть в составе Марию Кичасову.

Напомним, в финале Олимпийских игр украинская байдарка-четверка заняла четвертое место, уступив команде белорусских байдарочниц, завоевавших бронзу, 0,3 секунды. 

О настроении после Олимпийских игр

«Я рада, что я дома и настроение у меня позитивное. Да, есть небольшое разочарование, что в Рио проиграли 0,3 секунды и заняли четвертое место. Планы на будущее? Хочу стать мамой.

В прошлом году была завоевана лицензия, собралась хорошая команда, которая, я считаю, показала хороший результат на Олимпийских играх – во всем нужно искать позитив. Пока что я тренируюсь, потом становлюсь мамой и потом опять тренируюсь и готовлюсь к Токио, где будем, покорять новые вершины и подтянем молодежь. У нас очень много спортсменок, которых нужно направить в нужное русло».

О планах на будущее и четвертом месте в Рио

«В какой лодке буду выступать в Токио зависит от того, какая соберется команда: может быть это будет двойка, а может быть - четверка. Буду ли я рассматривать вариант выступления в команде с девочками, с которыми выступала в Рио, будет зависеть от того, будут ли сами девочки продолжать выступать за Украину. Я готова с ними выступать, и не вижу смысла в том, чтобы делить людей на своих и чужих, как это сделал тренер. Есть сборная Украины, которая должна показывать результат и нет разницы, сидит там спортсмен с плохим характером или с хорошим, и подошел он тренеру или нет. На все это не нужно обращать внимание, нужен результат – вот и все.

Если бы мы работали, этих 0,3 секунды могло и не быть, а могла быть медаль. На сборах в Португалии я тренировалась отдельно от девочек, у которых был свой план от тренера Алексея Семыкина, а я уже под них подстраивалась. У них было задание - они спланировали один раз за неделю выйти в четверке. Я же шла на тренировку и тренировалась отдельно с Павлом Алтуховым. Когда я предложила тренироваться в двойках, мы один раз вышли и на этом все – они не захотели. Хотя, если скатываться в двойках, то это также очень большой плюс для четверки, ведь одиночка – это одиночка, а в командных лодках работаешь совсем по-другому».

Об условиях попадания в байдарку-четверку

«Условия попадания в команду были утверждены еще за пару месяцев до соревнований – в байдарку попадали спортсменки, занявшие на Кубке Украины с первого по пятое места, а я заняла третье. Со Светланой Ахадовой мы были вторые в двойке, а выиграла двойку Тодорова Анастасия и Инна Грищун, которые 100% попали на Олимпийские игры. До этой двойки должен был формироваться состав четверки. Мы прошли отбор, после которого выступили на двух этапах Кубка мира. Состав на Кубок мира прописал тренер Семыкин и какая будет погода мы не знали. Нам дали задание - Повх, Ахадова, Тодорова и Грищун идут 500 метров, а на втором этапе Кичасова, Повх, Тодорова и Грищун – 500 метров. На первом этапе мы показали лучшее время и именно эта четверка должна была принимать участие в чемпионате Украины и в дальнейшем готовиться к Олимпийским играм, но тренер от этого отказался. У нас с ним был небольшой конфликт и он не хотел со мной больше работать. Но ведь с теми девчатами, которые были с ним, можно было доработать, и несмотря на какие-то проблемы, подготовить нас к Рио.

Еще до решения, когда был назван олимпийский состав байдарки-четверки, мы с девочками еще общались на уровне «привет-привет», после – этого не было вообще. Такое впечатление, что я сидела на диване, задравши ноги, и меня посадили в четверку. Я прошла все отборы и попала в четверку. В чем могут быть претензии ко мне? Как таковых конфликтов с ними у меня не было. Был конфликт с тренером, а тренер перенес это на команду и поделил нас на своих и чужих.

Девочки говорили в своем интервью, что я с ними весь год не готовилась, хотя ноябрь, декабрь, январь мы готовились вместе. Когда в Турции вновь появились какие-то проблемы между тренерами, вновь втянули сюда девчат. Я попросила, чтобы меня в эти истории не втягивали. Я и Светлана Ахадова, с которой в дальнейшем под руководством Романа Повха мы работали в двойке, остались в Турции. Остальные девочки поехали в Обухов – вот такая вот ситуация.

После чемпионата Украины у нас должен был продолжаться сбор в Днепре, но когда мы подходили к тренеру Семыкину, он нам сказал: «Что хотите, то и делайте». Получается, что он забрал девочек в Обухов, в том числе и Светлану Ахадову, которая забыла, что работала со мной в двойке. И так получилось, что они каким-то новым экипажем, который вообще не проходил 500 метров, начали к чему-то готовиться. Они даже форму заказали на команду Кичасова, Ахадова, Тодорова и Грищун. Они думали, что если они так хотят, то так и будет, но есть система отбора, есть закон».

О защите своих прав и конфликте с командой

«Президент Федерации неоднократно говорил, что если кого-то будут незаконно не брать в четверку, то будут подаваться бумаги от адвокатов. Я уже была готова идти в суд и обращалась к адвокатам, которые с нами работали.

Аргумент Семыкина? Он говорил, что хочет послать в Рио более сильную четверку, но по чем судить, кто сильнее? По 200 метрам, которые проходили еще в мае? Со всеми этими разборками и похождениями в Министерство мы пропустили чемпионат Европы, где выступали Венгрия, Беларусь и Германия. Там можно было себя проверить, и если бы мы там заняли четвертое место, то мы бы уже знали свои ошибки.

В некоторых моментах причиной того, что девочки так ополчились против меня стала харизма тренера. Я такая спортсменка, что если я вижу, что что-то где-то не так, то я могу это сказать в глаза, что мне потом «аукается». В некоторых моментах я с Алексеем Ивановичем спорила и не приехала в октябре на сбор. И вот с этого момента было такое настроение против меня. Даже когда я приехала на сбор за Ахадовой, которая на то время была в стороне, как я сейчас, и вообще не вызывалась на сбор, я почувствовала негатив и отделение команды, которое исходило от тренера. Тренер – это человек, который должен не рассорить, а сгруппировать команду, несмотря на то, что кто-то тренируется с другим тренером».

О слухах, связывающих байдарку-четверку с переездом в Азербайджан

«Все может быть. В Азербайджане, как вы знаете, выступает бывшая украинка Инна Осипенко-Радомская, которая очень хочет и планирует стать тренером. Она говорила нам, что очень хочет работать с нами, но где это будет – в Украине или за рубежом – неизвестно. Она еще в 2012 году собрала этот небольшой коллектив, но так случилось, что она уехала, после чего с нами работал не только Семыкин, но и Маргарита Бобылева, которая также была нашим тренером, но ее даже не вспоминают, хотя она тоже выполняла большой объем работы. Также мой личный тренер Роман Повх, который не получал тренерскую зарплату, но ездил со мной, при этом мы тратили наши семейные деньги на питание и немного - на проживание».

О единственной тренировке в Рио

«Мы приехали в Рио 6-го августа, а в одиночку сели 18-го числа. За это время в Рио на тренировку мы вышли один раз. Я подходила к Анастасии Тодоровой и спрашивала, будем ли мы выходить в четверке. Она сказала, что это произойдет только после финалов в двойках. И когда не была завоевана медаль в двойке, а на нее рассчитывали больше, тогда начали вспоминать за четверку. Ну а когда проиграли 0,3 секунды в четверке, нужно было найти крайнего.

Если планы давал Семыкин, то и установка сначала отработать двойку исходила от него. Если бы была завоевана медаль, то я не знаю, как бы работали девочки дальше, но то, что я знаю, так это то, что они работают до конца. В Португалии, например, мы вышли три раза и 500 метров ни разу не отрабатывались. Конечно же, это ненормально - в Рио нужно было хотя бы три раза в неделю выходить в четверке. Но они там что-то сами решили себе, и я увидела, что Ахадова работает в одиночке, а вторые две девочки в двойке.

Почему решала Тодорова? В этом году она была лидером нашей команды, она хорошо выступила на этапах Кубка мира, выиграла Кубок Украины в одиночке, в двойке, в четверке. Плюс она была в хороших отношениях с Семыкиным и он с ней советовался».

О работе Федерации

«В этой всей ситуации все хотят обвинить Министерство или меня, но ведь у нас еще есть Федерация каноэ, которая также должна работать. Президент должен был собрать нас и сказать: «Работайте, ведь нам нужна эта медаль», а не бегать сейчас и говорить в интервью, что Маша Повх сама поссорилась с командой и теперь нет медали.

Что вообще делает Федерация? Она нам хотя бы предлагает форму или байдарки? В прошлом сезоне, когда мы с Тодровой выиграли медаль, мы за свои деньги купили байдарку, на которой мы выступали. После Кубка Украины мы обращались в Федерацию и просили о помощи. Мы говорили, что у нас с Анастасией Тодровой планы выступать в двойке и постоянно отстаивали наше желание, потому что двойку готовить нам запрещали. И представьте, только в этом году мы отдали за байдарку, которая стоила 4000 евро. Как только завоевалась медаль, и за лодку все забыли.

Президент Федерации является президентом клуба «Химик» и он поддерживает Анастасию Тодорову. И тут если уже кто-то сказал, что Маша Повх плохая, то и он будет говорить, что Маша Повх плохая. Нужно отстаивать спортивные интересы, а не чьи-то личные».

О последствиях скандала

«Я спортсмен и я не могу сказать, чтобы кого-то уволили, потому что я так хочу. Я работаю и получаю удовольствие от своей работы и вообще мне очень приятно, когда я стою на пьедестале, когда поднимается флаг Украины, играет наш гимн, когда обо всем этом забываешь. Не будет такого, что если придет кто-то другой, то по щелчку палица все сразу разложится по полочкам.

Да, спортсмены тренируются и они должны отстаивать свои права, но, знаете, в этом году Министерство организовало нам четыре сбора в Турции и сборы в Португалии. Я уже 10 лет в сборной, и таких сборов не было никогда. Кто-то там говорит, что средства не выделялись или еще что-то, но ведь сборы проводились за рубежом, в нормальных отелях с питанием, почему бы не говорить о положительных моментах. Нужно всегда искать позитив из того, что у нас есть, ведь люди часто не ценят, то что имеют».

Ранее, напомним, своим видением ситуации поделились главный тренер сборной Украины по гребле Алексей Мотовэкс-наставник команды Алексей Семыкин, а также президент Федерации каноэ Украины Сергей Чернышев.

Комментарии 0

Новости партнеров
http://n130adserv.com/vast.xml?key=571d1794743ba3307184bc12cba0f4c8&zone=PRE_ROLL&vastv=3.0
Хоккей. Украинская Хоккейная Лига
12:30
Новости партнеров
Новости партнеров