Военный футбол и звезды велоспорта по разные стороны баррикад

Спорт во Второй Мировой войне. Уроки, которые нужно помнить.Часть вторая.

В мае 1945 года Вторая мировая не закончилась, официальная дата мира – 2 сентября. Однако 8ое число последнего весеннего месяца, день капитуляции Германии – все равно ключевой для многих миллионов людей. В частности и для сотен тысяч спортсменов. Самая страшная война в истории фактически остановила и ход истории спортивной. И поменяла ее. После 1945 года спортивный мир стал совсем другим. Но сегодня XSPORT собрал несколько историй о спорте во время Второй мировой войны – о тех, кто выступал, несмотря ни на что, о тех, кто потеряли шансы победить, потеряли здоровье, а многие – жизни, и о великих спортивных событиях, которые состоялись и не состоялись в 1939-1945 годах.

Часть вторая.

Первую часть читайте здесь.

ФУТБОЛ

И в 30-х, и в 40-х, как и сейчас, футбол имел особый статус. Хорошо известная и многократно мистифицированная история про «матч смерти» на стадионе «Старт» в Киеве свидетельствует о том, что в футбол играли даже в самые тяжелые военные времена.

Чемпионаты мира во время Второй мировой не проводились. Перерыв, как и в случае с Олимпиадами, продолжался 12 лет – с 1938 года (тогда чемпионат принимала Франция) до бразильского мундиаля-1950. Характерно, что ЧМ-1942 планировали провести в Германии (опять эти до боли близкие ассоциации – Россия-2018…), а в 1946 – в Бразилии. Правда, решения к началу войны еще не было принято, и FIFA в 1939 году отменила все соревнования без лишних движений.

А вот национальные чемпионаты в большинстве стран-участниц войны шли, хоть и с перерывами. Самый значительный был в СССР. Последний матч чемпионата 1941 года (тогда разыгрывали по системе весна-осень) был сыгран 24 июня. А следующий начался 13 мая 1945 года.

«Динамо» Киев – команда сезона 1941 года / www.dynamomania.com

infodon.org.ua

Программка матча «Стахановца» из Сталино (будущего «Шахтера» из будущего Донецка) против «Динамо» 5 июня 1941го – за две недели до вторжения Германии. Тот матч украинская команда проиграла 0:2.

Та же история и с английской и французской Лигой. Во Франции сезон 1939/40 даже не начинали, а в Англии до сентября успели сыграть лишь три тура. Но избежавшая вторжения Англия без футбола не могла – региональные лиги играли. Была даже известная история о эдинбургских Хайберниана и Хартса в 1940 году. Матч комментировал на радио ВВС Боб Кингсли. На столицу Шотландии опустился туман – матч нужно было бы остановить. Но тогда была угроза, что немецкие Люфтваффе, внимательно следящие за главным британским радиоэфиром, узнают о погоде и под прикрытием тумана начнут бомбардировку города. Поэтому матч продолжили, а Кингсли продолжил комментировать. Но поскольку комментатор не видел ни зги со своего места и ориентировался на шум болельщиков, когда забивали мячи, много пришлось придумывать – получился такой себе fantasy football.

essays-eve.blogspot.com

Кстати, во время войны сборная Англии сыграла целых 29 товарищеских матчей – 15 против Шотландии, 14 против Уэльса. Немецкая сборная также играла против своих союзников – за период с 1939 по 1942 целых 35 матчей. Правда, составы тех сборных были далекими от сильнейших – но со скидкой на условия военного времени хорошо, что хоть играли.

А вот чемпионат в Германии продолжался почти всю войну – только в сезоне 1945 не определяли чемпиона. И это несмотря на то, что футболистов активно призывали в Вермахт – без всяких «отмазок». Третий Рейх в 1933 году ввел новую систему – Гаулигу, от Gau – «регион». По новому административному делению страна была разделена на 16 регионов, в футболе каждый определял своего чемпиона. Потом чемпионы всех Лиг разыгрывали между собой национальное золото. В чемпионат были включены клубы из аннексированных территорий – Австрии, Эльзаса, Лотарингии. Первенство 1941 года, например, выиграл венский «Рапид». Клубы, топ-менеджерами и спонсорами которых были евреи, оказались в немилости и в финальную часть попадали редко. Под раздачу попали «Бавария», «Айнтрахт», «Кайзерслаутерн», «Аустрия». А звездным часом 30ые-начало 40ых стали для «Шальке-04» - команда из Гельзенкирхена 6 раз за 12 нацистских чемпионатов одержала победы и еще 3 раза играла в финале. Немцы играли в футбол даже в 1946 и 1947 годах – чемпиона не определяли, но региональные лиги действовали. Первым послевоенным чемпионом в 1948 стал Нюрнберг.

«Шальке 04» — чемпион Германии 1940 года / museuvirtualdofutebol.blogspot.com
Венский «Рапид» перед финалом чемпионата Германии 1941 г. / derstandard.at

Та же история и с Серией А – итальянцы прерывались только на сезоны 43/44 и 44/45 – причем всю войну играли все 16 команд, а в первый годы после войны количество участников Серии А увеличилось до 20.

Испанская Ла Лига была прервана на три года – но это на время Гражданской войны, с 1936го по 1939 годы. Всю Вторую мировую испанцы играли полноценные сезоны. Мадридский «Атлетико», «Валенсия», «Атлетик» Бильбао, «Барселона», «Севилья» - вот клубы, которые в военные времена были на ходу.

3) ТЕННИС И ВЕЛОГОНКИ

До начала Второй мировой войны на глобальные спортивные события мир был не так богат, как сейчас. Но теннисные Уимблдон и Ролан Гарросс, супервеломногодневки Тур де Франс и Джиро д’Италия для предвоенной Европы были настоящими символами спорта.

И Ролан-Гарросс, и Уимблдонский турнир во время Второй мировой не проводились – с 1940 по 1945 годы. В помещениях Всеанглийского клуба тенниса и крикета были военный штаб, медпункты, морг, а на кортах устроили небольшую животноводческую ферму – разводили кроликов, свиней и кур. Городок Уимблдон жестоко бомбили, особенно в 1940 году. Самым страшным днем было 6 ноября – тогда на протяжении часа на маленький город сбросили 67 бомб! А несколькими днями ранее бомба попала в и помещение клуба – была разрушена часть центрального корта. Полностью восстановить трибуны удалось только в 1949 году. Зато в послевоенные годы стюартами и волонтерами на турнире постоянно работали представители вооруженных сил Его Величества.

Разрушенная трибуна центрального корта / completemerchandise.co.uk


Город Уимблдон после бомбардировок осенью 1940 г. / www.wimbledonguardian.co.uk

Тур де Франс, уже в 30ых бывший национальной гордостью Франции, на время войны стал чуть ли не частью движения Сопротивления. Проведение Тура планировали еще на 1940 год – хотели даже проложить маршрут нескольких этапов вдоль лини Мажино. Но Гитлер успел захватить Францию до августа – именно в этом месяце тогда проводили гонку. К тому же, в августе скончался легендарный Анри Дегранж, «отец-основатель» Тура. В общем, гонку отменили – вместо спорта осталась вот такая горькая ирония:

cheezburger.com

А два следующих года немцы уговаривали преемника Дегранжа – Жака Годде провести гонку, но тот под разными причинами изворачивался – не хотел, чтобы французскую гордость приписали себе оккупанты. Только в 1943 г. Годде и газета L’Auto, главный организатор гонки, та самая, с желтыми страницами, в честь которых лидер зачета одевал желтую майку, провели подобие Тура – Grand Prix du Tour de France, состоявший из отдельных однодневных гонок. Драма продолжилась после освобождения Франции – L’Auto закрыли за публикации, лояльные к гитлеровцам. Началась конкуренция за право организовать Тур между спортивными изданиями. Борьбы выиграла знаменитая ныне L’Equipe, которую основал тот же Жак Годде. В итоге первый после войну Тур де Франс был проведен в 1947 году.

Анри Дегранж / theturningwheels.tumblr.com, Газета L’Auto / cyclopunk.blogspot.com
Тур де Франс в 1940-х / www.bikeraceinfo.com

Вторая по значимости супемногодневка Джиро д’Италия после 1940 года тоже была прекращена. Бенито Муссолини был готов продолжать – помним, как спорт любят тоталитарные лидеры. Но на проведение гонки требовалось столько сил, денег и бензина, что Италия этого бы не потянула. Как и во Франции, были попытки организовать зачет нескольких однодневных гонок, в том числе включали знаменитые Мила-Сан Ремо и Джиро Ломбардия, но попытки эти выглядели жалко. После 1943 года и смещения Дуче велогоночная жизнь в Италии остановилась на три сезона – полноценную супермногодневку провели только в 1946-м. Но тут интересна не так сама гонка, как судьбы двух главных звезд итальянского велоспорта.

Джино Бартали подвозит воду для Фаусто Коппи. 50-ые. cyclinghalloffame.com

Противостояние между Джино Бартали и Фаусто Коппи разделило итальянских велотиффози на два лагеря. До войны, по разу выиграв Джиро (а Бартали в 38-м прихватил еще и Тур де Франс), они были кумирами поколения. Коппи пошел на войну, в 1943 году попал в Северную Африку, а там оказался в плену у британцев. В лагере работал парикмахером, его узнавали в лицо многие британские офицеры и даже разрешали тренироваться. После войны Фаусто вернулся в спорт, 4 раза выиграл Джиро и один раз Тур, в борьбе с Бартали совершил кучу горняцких велосипедных подвигов, а в 40 лет умер от малярии.

Джино Бартали в армию не пошел – продолжал выступать, пока не изгнали Муссолини. В военные времена активно помогал Сопротивлению, спасал многих евреев от нацистских преследований. Узнаваемый во всей Италии, Джино под видом тренировок возил послания подпольных организаций, помогал в организации побегов из концлагерей, а в 1943-м лично перевел группу беженцев через Альпы в нейтральную Швейцарию. Бартали тогда прицепил к велосипеду вагончик со специальным отделением, где прятались беглецы – а патрулям говорил, что это такой новый вид тренировок. Причем многие подробности стали известны лишь после смерти велогонщика в 2000 году от свидетелей тех событий. Сам Бартали хвастаться военными делами не любил.
Джино Бартали / davesbikeblog.squarespace.com, Фаусто Коппи / cyclingnews.com

Это была большая и никому не нужная война, которая изменила уклад жизни планеты и жизни миллионов людей. В том числе, конечно, и спортсменов. Было много ярких историй, много примеров и героизма, и подлости, и жестокости, и просто выживания. Спорт тогда не смог объединить мир и спасти от войны. Более того, спорт многие использовали как идеологическое обоснование идей – гнусных идей милитаризма, расизма, превосходства одной страны над другой и игнорирование прав человека и нации на свою историю. Тогда «нормальность» победила, но 50 миллионов жертв Второй мировой и значительно больше миллионов перекалеченных судеб и поколений – слишком большая цена.

Сейчас время другое – и спорт и его мирные объединительные идеи стали более сильными и глобальными, и коммуникация в мире проще, и мир вроде должен быть умнее. Хочется, чтобы уроки истории наконец-то принесли пользу. И чтобы спорт наконец-то выполнил свою миссию – сейчас это нужно больше, чем когда-либо.

Александр МАЩЕНКО

Комментарии 0

Новости партнеров
http://inv-nets.admixer.net/dsp.aspx?rct=3&zone=f6c8cbbf-096b-4b28-b07e-757ff9e5f637&zoneInt=116§=111&site=111&rnd=210901299
Новости партнеров
Новости партнеров