Цуренко: «В Страсбурге не могла ни стать, ни сесть»

Украинская теннисистка рассказала о своем выступлении на Roland Garros.

Леся Цурекно

После поражения в первом круге Roland Garros от сербки Бояны Йовановски вторая ракетка Украины Леся Цуренко и журналист Игорь Грачев душевно пообщались для читателей XSPORT.ua

- После первого сета все пошло в таком русле, что не знала даже, как очко выиграть. Йовановски - неудобный для меня соперник, она еще и отбивает с такими неприятными выкриками… К тому же у нее странная техника, сложно понять, куда полетит мяч после ее удара. Вообще она непредсказуемая, иной раз не знаешь, чего от нее ожидать,

Перед началом третьей партии не было мысли схитрить, затянуть паузу?

- Я была в таком состоянии, что слабо соображала. Вошла в ритм соперницы и забылась. Нехорошо для матча «Большого шлема». Считаю, я была в неправильном моральном состоянии. Надо было остановиться, подумать.

Я к этому и клоню. Возможно, отпроситься в туалет было бы хорошей идеей?

- Вот надо было мне об этом крикнуть, я бы услышала. Мне как раз, может, и не хватило паузы.

Первый гейм во втором сете был переломным?

- Возможно, и мне надо было его выигрывать! Но сербка обострила игру, мяч полетел еще сильнее. Подача у нее боковая, проскальзывающая. К тому же вторую она начала подавать, как первую, а я не приспособилась. За тот гейм я вообще ни одного нормального приема не сделала. И следующий прием новыми мячами все распуляла. Чуть плечи зажались... Как бы это ни парадоксально звучало, я тормозила из-за состояния спешки. Суета, отсутствие четкого плана в голове -- из-за этого проигрыш.

Надо было сбивать ритм?

- Конечно, но я не успела. В начале третьего сета надо было «вертеть», чтобы удлинять розыгрыши. Думаю, я еще оставалась в состоянии шока после второй партии и в третьей не смогла перестроиться.

С вашего последнего матча в Баку что-то изменилось?

- Бояна стала быстрее, но мне хотелось бы обыгрывать соперника такого калибра. По матчу с Йовановски в Париже у меня не может быть никаких оправданий. В теннисе ничьих не бывает.

Ты стартуешь с «основы» на «РГ» третий раз. Почему все никак не получается преодолеть первый круг на грунтовом мэйджоре?

- До сих пор не знаю, как здесь играть. Все корты на стадионе разные, мячи иной раз очень тяжелые и летят с такой силой, что не понимаешь, почему так получается. Для меня и так грунт -- сложное покрытие. В принципе я люблю все покрытия, но есть нюансы, которые мне не нравятся на глине. Радует, что впереди травяная часть сезона. Подал-принял -- это как раз то, что я люблю (улыбается). Подготовлюсь в Киеве и выступлю на всех турнирах перед «Уимблдоном», их сейчас сделали три. Возможно, пропущу «Истборн», чтобы больше времени готовиться непосредственно на уимблдонских кортах. В любом случае, перепланировать и сняться с соревнований можно всегда. Хочу сыграть побольше матчей, так как надеялась на грунтовую серию, но толком не сложилось из-за травмы.

У тебя был вариант сыграть пару с украинкой Надей Киченок. Образование тандема с сербской малышкой Александрой Крунич было чьей инициативой?

- Моего тренера, Дмитрия Бричека. Ему нравятся такие, как Крунич, способные внести разнообразие в действия.

А какая промежуточная задача стоит перед тобой на данном этапе?

- Пока ее не удается выполнить -- войти в топ-50. Зависла немного на 60-70-х местах... А в целом делаем акцент на подготовке к крупным турнирам, подстраиваем тренировочный процесс под «Шлемы» и Premier.

Что случилось аккурат перед «РГ» в Страсбурге, где ты снялась перед 1/8 финала?

- Спазм межреберной мышцы. Спина постоянно побаливала первые полчаса в игре, то есть надо было терпеть, что я и делала. А в Страсбурге боль усилилась настолько, что ни спать, ни стать, ни сесть... Подать вообще не могла. Не было смысла выходить на корт, даже таблетки не снимали боль. Матч со Стосур был бы очень ценным для меня. Тем обиднее, ведь я надеялась на этот турнир. Только-только разыгралась, почувствовала выносливость…

А что сейчас со спиной?

- Боль еще осталась, но она уходит. Надо дать время этой мышце, чтобы она окончательно расслабилась. Болевые ощущения еще есть, особенно утром.

В Париж приехала сразу после Страсбурга?

- После несостоявшегося матча со Стосур один день отдыхала и на следующий уже вышла на тренировку в Париже с наставником. Работала в основном в клубах вокруг комплекса, а на самом «РГ» играла только в преддверии старта один раз.

Ты заметно окрепла, стала атлетичнее, в рейтинге пребываешь на подъеме. Что изменилось в глобальном плане?

- В начале сезона у меня появился новый тренер по физподготовке. Он из Киева, ранее работал со сборной Украины по фигурному катанию. Сейчас мы уже не сотрудничаем, но межсезонную подготовку провели вместе. Долгое время у меня без причины болела правая нога. Думала, колено, именно там локализовалась боль, но проблема была во всей ноге. Я решила довериться нашему специалисту, и он подготовил мне очень интересную трехнедельную программу. Первая неделя включала в себя бассейн и сауну. И добавилась растяжка. Он сразу сказал, что главное для меня -- восстановление, а не нагрузки. Три недели пролетели неожиданно незаметно. Я ведь привыкла в межсезонке пахать, словно ненормальная (улыбается). Потом мы провели теннисный сбор в Абу-Даби, и скажу так: я еще никогда себя так хорошо не чувствовала в физическом плане. На американской серии все было хорошо, но проблема с ногой переросла в трамву стопы. Щелкнуло в обычном движении. Вернулась из США и месяц занималась уже с другим тренером. Вся работа была направлена на укрепление мышц и реабилитацию.

Твоя база сейчас в Киеве?

- Да, в основном в тренажерном зале инфиза. Там много классных специалистов. Вот и получается, что за последние полгода я окрепла, и это вылилось в неплохую физическую форму. Правда, из-за боли в ноге мало бегала - 20 минут, не больше. Колено сразу начинало ныть.

То есть подъем в рейтинге, это следствие качественной «физики», или есть другие причины?

- Наверное, он связан больше с ментальным состоянием.

Как это было на «Индиан-Уэллсе», где ты дошла от квалификации до четвертьфинала?

- Да, пожалуй, тогда я была на пике ментального состояния. Мне было все равно, с кем играть. Бек, Петкович, Корне, Бушар -- я просто била и забивала. Когда ты спокойно бьешь по мячу и не думаешь, кто стоит на той стороне корта и что он может с тобой сделать, это облегчает многое. Часто бывает, в голове мелькает: «О Боже, там такой соперник, он сейчас ка-ак ударит!» А когда избегаешь подобных мыслей, можно спокойно побеждать.

Там же ты получила повреждение в матче с Янкович…

- Оказалось, это еще и серьезно, сказали, нужно ногу в гипс. Ну какой еще гипс?! У меня не было даже мельчайших причин для травмы. Получили результаты МРТ, у меня шок -- никакого тенниса в ближайшее время. Две недели паузы и плюс еще месяц неуверенности в ноге. Я в движении почти не тренировалась. В Мадрид поехала просто попробовать сыграть матч. После такого простоя выигрывать почти нереально. Потом стало лучше -- и тут снова повреждение, в Страсбурге... Может, именно травмы не дают мне расслабиться?

Кажется, и в твоем техническом арсенале произошли изменения.

- Заметно сбился удар слева и немного подача. Точнее, ее ритм, подача-то есть всегда. Это последствия того, что какой-то период я вообще не подавала. За последнее время исправила технику удара справа. Теперь форхенд даже стал любимым, чувствую, что за счет мощи и силы могу выигрывать розыгрыши. Раньше же больше нравилось больше бить слева.

Как тебе организация неофициального чемпионата мира на грунте?

– Турниры «Большого шлема» похожи друг на друга, хотя мой любимый – Australian Open. А когда есть любимый, то другие, получается, в чем-то не так хороши. В организацию «РГ» вложен колоссальный труд, мы должны понимать, что этот праздник не так просто создается. Ну представьте, что у каждой двери стоит охранник, а теннисистам стараются создавать максимально комфортные условия, но уровень этого комфорта одинаково высокий на всех «Шлемах». В Париже чувствуется исторический дух. Может быть, из-за самого города, где хранят и чтут многовековые традиции. Здесь даже линии на кортах рисуют, хотя, кажется, все грунтовые турниры перешли на пластик.

Вы селитесь в одном и том же месте?

- Как-то я приехала в Париж на зимний турнир (сейчас он уже не проходит) и нас поселили в отеле Mercure. Как и в прошлом году, решили остановиться в нем. Очень комфортно, и «РГ» недалеко. Пешком -- 30 минут, а официальной машиной -- 5--10, в зависимости от светофоров. И вообще -- в центре жить неплохо (улыбается). К тому же, по пути много кортов. Хотя я, конечно, предпочитаю тренироваться на «РГ», но выбить на нем время не так уж легко. Все время поделено, и преимущество на стороне сеяных, а нам приходится тренироваться вчетвером. Поэтому чаще работаем на кортах вне комплекса, там и пространства, и времени получаешь чуть больше.

Слышал, что комплекс планируют расширить с 8,5 га до 13,5 га.

- Это было бы супер, легче будет передвигаться, ведь корты построены так, что все достаточно ужато. Даже на «Шатрие» в зоне отдыха нигде не спрячешься. Вот что бы я добавила, так это хороший лаунж, чтобы, кроме игроков, туда вообще никого не пускали. На всех «Шлемах» такие есть, даже на «Уимблдоне», пусть он там и очень маленький, и нужно кого-то подсидеть, чтобы отыскать свободное место (улыбается). В чем для меня видится недостаток «Шлемов», так это в наличии огромного количества людей, от которых не спрятаться. Разве что вот здесь, в пресс-руме, закрыться на ключ, тогда будет тишина. А так на «РГ» приезжают все -- родственники, тренеры, друзья, друзья друзей, аккредитаций на всех не хватает (улыбается). Их нам выдают всего три -- тренеру и двум гостям. Еще полагается дополнительно четыре билета, но только если выступаешь не на центральных кортах. Париж, по сути, самый доступный мэйджор, даже в Лондон не так просто попасть из-за сложных визовых процедур. А тут настоящий муравейник (смеется.) Но надо к этому относиться спокойно. Некоторые жалуются, что на теннис приходит мало зрителей, так тут их в избытке. Это безусловный плюс нашему виду спорта. На «АО» совсем по-другому, туда маму, папу, бабушку, дедушку не возьмешь. А в Париж в этом году даже моя родная сестра впервые приехала. Для родственников турнир предоставляет отдельную категорию пригласительных -- «член семьи».

Теперь я понял, кто сидел рядом на матче Свитолиной и Бек. Лицо - знакомое, но в то же время человек - незнакомый.

- Да, мы с Оксаной похожи, у нас даже голоса одинаковые. Она старше меня на пять лет, но совсем другая, не из мира спорта. Теннис и отдельные теннисисты ее не так сильно интересовали, как сам город. Она заранее изучила карту, обозначила на ней все места, которые хотела посетить, наметила маршрут. И ведь верно, кроме тенниса, здесь есть на что посмотреть, правда?

Интересно, и что ты рекомендовала сестре в первую очередь?

- Обычно я отправляюсь к Эйфелевой башне или Триумфальной арке - и обязательно пешком. Большие улицы, оглядываешься налево-направо – красота везде!

Был у меня интересный опыт похода в Лувр. Думала, вот сейчас внимательно все посмотрю, но когда увидела, что там четыре зала, размер которых трудно даже представить, решила ограничиться самыми известными экспонатами. Конечно, это прежде всего «Мона Лиза», пробиться к которой было не так просто. Все же для такого музея нужно минимум два дня и желательно со знающим человеком, который мог бы что-то рассказать. Я же просто радовалась: «Вау, какая роскошная статуя, ух, какая прекрасная картина...»

В целом же люблю гулять по Парижу пешком. Здесь везде вкусно кормят, остановился, перекусил и пошел дальше. Шопинг тоже можно устроить зачетный, но я себя сдерживаю. Вижу магазин -- стараюсь идти дальше, а то ведь может затянуть надолго.

Текст: Игорь ГРАЧЕВ из Парижа

Фото: Виктория КОНТОРЧИК, www.btu.org.ua из Парижа и www.fedcup.com

Комментарии 0

Новости партнеров
http://n130adserv.com/vast.xml?key=571d1794743ba3307184bc12cba0f4c8&zone=PRE_ROLL&vastv=3.0
Хоккей. Украинская Хоккейная Лига
12:30
Новости партнеров
Новости партнеров