Иван Богдан: «Настоящая работа — пахать землю, а борьба — баловство…»

Украинский Олимпийский чемпион-1960 празднует день рождения

laginlib.org.ua / НОК Украины

29 февраля празднует свой день рождения один из самых возрастных олимпийских чемпионов Украины Иван Богдан. Чемпиону Игр-1960 по греко-римской борьбе в супертяжелой весовой категории в этот день исполняется 88 лет. Если говорить точно, Иван Гаврилович на сегодня – второй самый старший среди украинских обладателей золота после Нины Бочаровой, гимнастки-чемпионки Игр-1952, которой в сентябре испонится 92 года.

Иван Богдан родился в Николаевской области, а в борьбу пришел в 22 года – не по своему желанию, но по разнарядке из армии. Крестьянский сын, Иван Гаврилович никогда не считал борьбу делом, достойным мужчины, но остался в спорте на всю жизнь. Кроме золота-1960, украинец выиграл два чемпионата мира (1958 и 1961 годов) и трижды чемпионат СССР, который по конкурентности едва ли уступал Олимпийским Играм.

После окончания карьеры – а длилась она до 40 лет! – тренировал, в частности олимпийского чемпиона Александра Колчинского, был начальником футбольной команды, а последние 12 лет перед пенсией заведовал детско-юношеской спортшколой при училище имени Богуна в центре Киева.

Возможно, в истории украинского спорта были более великие и титулованные спортсмены, но таких мастеров рассказать о своей жизни, рассказать честно и ярко, очень мало – и, к сожалению, нет таких среди современных спортсменов.

Предлагаем почитать несколько историй от Ивана Богдана – мы взяли из интервью Александра Гончарука из газеты «День» 1999 года и статьи Елены Драги, «Факты», датированной 2011 годом. С тех пор Иван Гаврилович почти не изменился – он также не лезет за словом в карман, также крепко стоит на ногах со своей палочкой во время олимпийских церемоний и похорон друзей, которых остается все меньше. Также ярок и мудр. Чуть постарел – но это почти незаметно.

Фото НОК Украины

Олимпийскую медаль – продал.

«Лента» со спортивными регалиями у меня есть, но без золотой олимпийской медали — я ее уже давным-давно продал: надо было квартиру купить, вернее, сохранить ту, в которой вот сейчас живу. Дочка с мужем развелась, и у зятя надо было откупить квартиру. А это начало 90-х годов, тяжелые времена, перестройка… Ко мне Боря Шахлин направил одного московского коллекционера. Всем тогда было тяжело. Шахлин тоже продал кое-какие медали. Но у него же их валом! Только из Рима Боря привез четыре золотые медали. А у меня всего одна была. Я не спросил у него, за сколько можно продать. Но мне нужно было отдать зятю минимум семь тысяч долларов. Вот я и сказал тому парню: «Хочешь, бери за три с половиной тыщи». Когда Боря узнал, только ахнул: «А я, дурак, отдал за триста рэ»

Не жалею, что продал. К старости все равно пришлось бы медаль или в музей отдать, или дома бы без дела болталась.

Если бы олимпийская медаль была золотая… Награды Игр в Риме сделаны из бронзы — позолоченные и посеребренные. Железка, облезла бы со временем. Детям еще интересно было поиграться. А внуки… Да на что она им, выкинули бы на мусорник! Или лежала бы дома, ржавела.

Вы говорите, это частичка моего труда и здоровья? Это частичка нездоровья! В прежние, советские, времена надевал свои медали на разные вечера — ну все равно как свадебный генерал. А сейчас даже почета никакого нет. Вот простые служащие, которые руководили спортом, ничего сами не сделали, а только занимались блудом, пьянкой и воровством, те получают пенсию 255 гривен. А с нас, олимпийских чемпионов, высчитывают 51 гривню. Олимпийцы получают на руки 205 гривен. Очень обидно!.. (Интервью, напомним, 2001 года – XSPORT.ua)

Богдан - слева / old.ukrwrestling.com

«Самый легкий мой соперник весил 118 кг»

За олимпийское «золото» платили 15 тысяч рублей. С вычетами получал на руки 13 тысяч. Но о деньгах я не думал. Страшным патриотом был! Для борца- тяжеловеса я был легкий — всего 107--108 килограммов, притом физически слабый. Но когда выходил на ковер, то всегда вспоминал свое село и односельчан, и силы откуда-то брались.

Когда я выступал, была категория 87 кг и выше — набирай вес, сколько хочешь. Я боролся с соперниками весом и в 185 кг, и 160, и 140. Самый легкий мой соперник весил 118 кг. Ребята в советской сборной — городские хлопцы. Они ели бифштексы с кровью, доставали икру, лимоны. А я по-сельскому привык. Сварил лапши, зажарил сала, добавил сыра, перемешал. Молочком запил. Вот и вся еда. В селе ведь мясо было редкостью, а мучное, молочное — пожалуйста.

Кушал сколько мог, а вес не набирался. Выигрывал за счет быстроты и хорошей техники. Соперники сами падали. Говорили, что на ковре я просто чудеса показывал. Борцов под 150 кг перехватывал и бросал через себя. А вот вес никак не мог набрать. Это уже потом начали допинги какие-то глотать. На черта эти допинги!

«Немцы в десять раз меньше брали, чем наши»

Родился и вырос я в селе. Я тогда в армии служил. Деревню свою очень любил и думал вернуться после армии в колхоз. Любил степь, запах земли… Первую борозду прокладываешь, ходишь за лошадьми, переворачивается земля — что еще нужно для счастья? С четырех часов утра и до десяти вечера работали. Когда я был совсем маленьким, давали грабельки в руки — помогай. А в семь лет целый день разносил по полю ведра с водой.

После войны не было тракторов, лошадей. Мешок с двумя ведрами пшеницы под правую руку берешь, левой — кидаешь зерно. А к пояснице прицеплена деревянная или с железными зубьями борона, чтобы сразу переворачивать землю. Вот так я засевал колхозное поле. Трудодень записывали, а ничего не давали — сначала «все для фронта», а потом — «все государству». А мы полуголодные…

Три с половиной года жили в оккупации. На немцев работали. Они в десять раз меньше брали, чем наши. А приехали наши и сразу весь хлеб подчистую забрали. В 46-м — голодовка, поумирали фронтовики, они простуженные вернулись с фронта, с чахоткой.

«Да не хочу я никакой бороьбой заниматься»

Борьбу первый раз в глаза увидел в 22 года. В 1948 году меня призвали в армию. Когда проводилась Спартакиада киевского округа, меня увидел начальник физподготовки части. А весил я 100 кг, был таким увальнем ленивым, не хотел бороться. Меня притащили к генералу, он уговаривал. «Да не хочу я никакой борьбой заниматься», — отбрыкивался я. Но приказ есть приказ. Когда вышел на ковер, с перепугу такое выделывал!.. Проиграл только одну схватку призеру чемпионата Союза. Увидел меня командующий киевского округа генерал-полковник Гречко, сказал моему тренеру: «Перевести этого хлопца в Киев. Из него выйдет толк». И я начал уже серьезно тренироваться. Но не любил я это дело страшно! «Ну чего на ковре надуваться?» — искренне не понимал. Настоящая работа — это пахать землю, а борьба — так, баловство…

Через полтора года занятий борьбой стал уже мастером спорта. И вот я демобилизовался. Стою на троллейбусной остановке возле общевойскового училища и думаю с грустью: «Надо возвращаться в колхоз». Вдруг вылетает дежурный: «Ты Богдан? Немедленно возвращайся! Приказ Гречко прийти к нему завтра на прием». В штабе Киевского военного округа Гречко сказал мне: «Мы присвоим тебе офицера, борись».

В 1952 году меня уже заметили на чемпионате СССР, включили в сборную, дали 1600 рублей стипендии. А для меня это такой огромный капитал! Ведь до этого я в жизни не держал в руках больше рубля.

wrestlingua.com

«Дал себе зарок: выпью только тогда, когда выиграю чемпионат мира»

Свою будущую жену первый раз увидел, когда ей было 14 лет. Понравилась — высокая, стройная. Мой идеал! Через четыре года я снова ее увидел, встречались месяц-два и поженились. К тому времени я уже понял, что борьба — это моя профессия, работа. Зарабатывать ведь как-то надо. Получал я тогда 3 тысячи рублей — очень большие деньги в 50-е годы. Москвич стоил 25 тысяч рублей, за 500 рублей можно было пошить хороший костюм. Олимпийские деньги разошлись быстро, ведь нужно было мебель купить, а ее так просто не достать, приходилось переплачивать.

В селе я пил самогонку, курил. А когда начал бороться, бросил. Дал себе зарок: выиграю «мир» и только тогда смогу выпить. Что и сделал. Восемь лет вкалывал, в 1958 году выиграл чемпионат мира — и напился! Венгры повезли всех участников чемпионата мира на пароходе по Дунаю. Пили сухое вино, кисленькое. А жарко было! Стакан за стаканом. Чехи налили ликера — вкусного такого, выпил я стакан… В общем, напились, как поросята.

- Скажите, если не секрет, а что с вами произошло после триумфального выступления на чемпионате мира 1961 года? Разное тогда говорили, но никто толком не знал, за что же вас вывели из сборной.

Да сегодня это вызовет улыбку, а тогда это квалифицировалось чуть ли не как криминал. В Японии я купил жене пару модных кофточек. Что-то себе оставила, а что-то знакомым продала. Кто-то донес, а на верху сделали меня «невыездным». Все были в шоке, сочувствовали, жалели, возмущались, но... на кухне. Нет я никого не виню, время было такое...

- Он что у вас, сумасшедший?

Вы родились 29 февраля, то есть день рождения только в год проведения Олимпийских игр. Значит, это было написано судьбой — сделать в один из них себе дорогой подарок?

В общем я об этом размышлял и пришел к выводу, а почему бы и нет? Эту победу не забыть, ведь она мне в Риме ох как трудно досталась!

Чего только стоила схватка с первым чемпионом Олимпийских игр и мира из ФРГ Вильфридом Дитрихом. Его все называли «королем борьбы». И он действительно им был. Шутка ли, Дитрих участвовал в восьми (!) борцовских турнирах пяти Олимпиад — в классическом и вольном стиле. Как забыть его фантастическую победу над американским супергигантом Крисом Тейлором, рост которого — 195 сантиметров, а вес 200 килограммов. А у Дитриха как у меня, — чуть больше 100.

И вот в Риме я вышел бороться против Дитриха. Ухватил я его, а он меня, раскрутились, как юла, и разлетелись по краям ковра. И я тогда прыгнул (ей- Богу!), метров восемь пролетел ласточкой в воздухе и накрыл его. Спрашивали: «Он, что у вас — сумасшедший?»

На Олимпийских играх в Риме жара была больше 45 градусов. По жребию мне выпали очень непростые соперники — чемпионы мира и Игр...

Меня всегда очень вдохновляли сны. А перед началом олимпийского турнира мне приснился такой сон: еду я на тачанке с тройкой серых в яблоках лошадей. Вдруг крутой обрыв, лошади вздыбились — и в речку. Я хлещу по лошадям, вода расступается. Вылетаю на берег, солнце, зеленая трава!.. А на первенстве мира мне снилось: мчусь на лошади и на финише вырываюсь вперед… И я таки победил.

Перед моим вторым чемпионатом мира, в Йокогаме, приснился мне такой же сон. Только меня догоняла рыжая кобыла. А в Японии приснилось, что еду я на вороной лошади, а догоняла серая в яблоках лошадка.

«Как-то все в моей жизни получилось не так, как хотел»

Честно говоря, прожив полвека в Киеве, чувствую себя гостем. Много раз бывал за рубежом. Но ничего меня не прельщало, я любил свое село, свою страну. Как-то все в моей жизни получилось не так, как хотел. Борьбу не любил — боролся. В городе не любил жить, жениться на городской не собирался, но полвека прожил в Киеве, а с женой уже 48 лет живем душа в душу. Офицером не хотел быть, потому что у командира роты был связным. В мороз и холод по боевой тревоге поднимали. Но я был дисциплинированным. «Ваня, надо!» — говорили мне. А я всегда слушал старших.

Хотя советским спортсменам и запрещалось выступать в качестве профессионалов, я все же умудрялся заработать на борьбе в цирке. Первый раз предложили в Петропавловске выступить в 1958 году. Я тогда в Лейпциге был, так мне оплатили дорогу из Лейпцига до Петропавловска. Весь город был оклеен афишами — шутка ли, на арене будет выступать чемпион мира! Мне посулили 500 рублей даже не за борьбу, а за круг почета по арене цирка. За 20 дней выступлений я заработал 10 или 15 тысяч рублей. В какой-то газете просочилась информация об этом, так с меня сняли стипендию за два месяца. Еще, помню, в 1964 году в Саратове выступал. Переболел тогда, разжирел, весил 120 кг. Но знакомые ребята написали, что выручай, мол, не ходят в цирк на борьбу. Жена меня не пускала, но я все же поехал заработать немного.

Сейчас хлопцы думают только про деньги. С другой стороны, вроде бы и осуждать их нельзя — такая сейчас жизнь, что все ищут только выгоды. Только спортсмен с железными нервами и высочайшим патриотизмом может сделать невозможное — совершить спортивный подвиг во имя Родины. Это основа основ. А деньги — дело второстепенное. Нельзя про деньги все время думать, это убивает. В Сиднее многие наши украинские спортсмены сильно переживали. Ночь не спали, понос напал с перепугу, думали про те 50 тысяч долларов…

XSPORT.ua поздравляет Ивана Гавриловича с днем рождения! Мы от всей души и изо всех сил желаем, чтобы великий спортсмен в 2016 году увидел и поздравил лично еще одного украинского Олимпийского чемпиона по греко-римской борьбе

Открытие Олимпийских Игр в Риме-1960


Комментарии 0

Новости партнеров
http://inv-nets.admixer.net/dsp.aspx?rct=3&zone=f6c8cbbf-096b-4b28-b07e-757ff9e5f637&zoneInt=116§=111&site=111&rnd=210901299
Новости партнеров
Новости партнеров