матч-центр
Вчера 0 0
Сейчас 0 0
Сегодня 0 0
Завтра 0 0
все
важные
свернуть
развернуть
Вчера 0 0
Сейчас 0 0
Сегодня 0 0
Завтра 0 0
все
важные
Вчера не было матчей
Вчера не было важных матчей
Сейчас нет матчей
Сейчас нет важных матчей
Сегодня нет матчей
Сегодня нет важных матчей
Нет запланированных матчей на завтра
Нет важных матчей на завтра

Игорь Мережко: «Началась война и не было возможности остаться в Украине»

Габаритный украинский защитник планирует продолжить свою карьеру в Северной Америке

twitter.com

20-летний украинский защитник Игорь Мережко завершил свои выступления в канадской юниорской лиге WHL и готовится к новому этапу своей карьеры. Что это будет: Северная Америка, Европа или украинский чемпионат? Об этом сам хоккеист рассказал XSPORT.ua, прибыв в лагерь национальной сборной Украины накануне чемпионата мира в Дивизионе IB.

- Как ты попал в хоккей, с чего все началось?

- Мне было года три, меня папа привел просто кататься с ним. Поставил на коньки, я с ним катался по ночам. Потом он меня привел к знакомому тренеру, по 96-му году, я там начал тренироваться, когда мне было 5-6 лет. Потом начал тренироваться с пацанами, которые постарше, с ними играл долгое время.

- Как ты стал защитником?

- Я сначала был в нападении, играл слева. Но потом у нас не было одного защитника и мне тренер предложил попробовать. Мне было лет 8, я тогда еще ничего не понимал, но я попробовал, мне понравилось, и я остался в этой роли. Кто-то просто заболел на пару тренировок, и меня решили оставить на этой позиции (смеется).

- Как ты попал в «Донбасс-98», почему именно туда?

- Собирали команду в «Донбассе», но изначально я хотел ехать другую команду, пробоваться. Но получилось так, что сломал ногу и пролежал почти два месяца, половину лета, не тренировался. Потом мне позвонил Валерий Сидоров, предложил к ним приехать на турнир в Санкт-Петербург, сыграть за них. Я сыграл и вроде как понравился, предложили остаться. Родители не были против, сказали: «Езжай, это может быть последний шанс остаться в хоккее». Ну и все так хорошо получилось, что три года вышло хорошо проиграть в «Донбассе».

- Следующий этап твоей карьеры – Европа. Ты поехал в Австрию, попал в академию «Ред-Булл», но в течении сезона дважды менял клуб. Почему решил попробовать свои силы именно в Австрии и что не получилось?

- У нас началась война и не было возможности здесь остаться, потому что долго не предлагали контракт и так далее. Вообще, в Зальцбурге я понравился клубу, и они мне предлагали остаться. Нам всем – мне, Вадиму Мазуру, Андрею Григорьеву – предлагали остаться. Но просто там у них специфические тренеры, они к нам относились неочень.

Наверное, проблема была в недопонимании языка. Они разговаривали на немецком все, мы на английском очень плохо говорили, не говоря уже о немецком. Тяжело было с языком, поэтому все, видимо, вот так вот случилось. В трех командах играли, потому, что у них не было основной какой-то команды. У них одна играла в Чехии, одна в австрийской лиге, а потом нас еще поднимали в старшую команду U-20.

- Потом ты решил перебраться в Канаду, расскажи об этом.

- Все началось с того, что я за нашу сборную U-20 поехал на чемпионат мира. Там я хорошо сыграл, мне позвонил агент, я с ним поговорил, и он мне предложил поехать в Канаду. Я согласился, он назвал мне пару команд, и какая-то из них должна была выбрать меня на драфте. Выбрал «Летбридж Харрикейнз» и этому очень рад.

- Расскажи о команде и о лиге, в который она играет.

- WHL – это юниорская лига до 21 года. Играет в ней 22 команды. Как и в НХЛ есть Западная и Восточная конференции. Мы играли больше по дивизионам. Например, против «Ванкувера» и американских команд могли сыграть по одной игре, а против команд из своей восточной конференции по 8 игр. Сам Летбридж находится под Калгари, в двух часах езды на машине.

- Ты в первом своем сезоне, провел 56 матчей из 72-х и помог впервые за несколько лет попасть своей новой команде в Плей-офф. Тяжело ли было пробиться в основу и как тебе это удалось?

- Да, первый год было тяжело, потому что я приехал не в форме, приехал с лишним весом. Пришлось полгода приходить в форму. Я думал, что там как у нас будут сборы, а вышло так, что нужно было сразу приезжать готовым. За полгода я набрал хорошую форму, играл потом уже в основном составе.

- Тяжело ли было освоиться в новом коллективе? Как тебя приняла команда и тренерский штаб?

- Когда мы приехали туда, я был с одним русским парнем, у нас был несильно хороший английский, поэтому мы держались вместе. Мы общались с одногодками, со старшими, они нам всегда помогали, смеялись над нами, потому что мы не могли разговаривать, пытались нас научить матам, но я-то понимал, что правильно говорить, а что неправильно (смеется). Были тренеры, которые нам помогали, которые относились более лояльно чем в Австрии. Они уже, я думаю, привыкли, что приезжают европейцы и им надо помогать.

- Сезон 2017-2018 был одним из лучших в твоей заокеанской карьере. Твоя команда дошла до финала конференции и там уступила в серии будущим чемпионам «Свифт Каррент Бронкос» 2-4. Расскажи об этом и про то, чего не хватило команде для попадания в финал?

- Хотя команда и сыграла хорошо, мы не должны были попадать сначала в плей-офф. Нам говорили, что мы очень плохая команда. Дело в том, что мы обменяли трех лучших своих игроков и взяли молодых, на будущее, так сказать. И поэтому все говорили, что мы не выиграем ни одного раунда. Но мы доказали, что можем играть как команда, показали хороший результат и проиграли чемпионам в шести матчах.

- Помимо того, что ты защитник, ты так же выполнял функции тафгая. Как ты к этому пришел?

- Я не могу сказать, что я тафгай. Я просто защищаю своих партнеров по команде. Если кого-то из маленьких обидели, то я их защищал, я же большой. У меня не было много драк, но приходилось защищать кого-то постоянно.

- Ты фанат олдскульного хоккея?

- Да, но мне так же нравиться и европейский хоккей, когда на скоростях с техникой. Не только драки (улыбается).

- Ты ходил на тренировки по кулачному бою, чтобы увереннее себя на льду чувствовать?

- Да, я тренировался, потому что у меня был друг в первом сезоне. У него было около 15-ти драк за сезон. Мы оставались после тренировок, и он меня учил драться постоянно.

- Спрос на тафгаев в современном хоккее далеко не такой как был в олдскульном. Не думал ли ты о том, что графа в твоем досье – «тафгай», может помешать в будущем твоей карьере?

- Да, и поэтому я говорю, что я не тафгай. Я не просто дерусь, я играю в хоккей. Я защитник оборонного плана по большей части. Я не даю забить первым пятеркам и делаю свою работу.

- Ты попал в лагерь проспектов «Калгари Флеймз» и сыграл в свитере этой команды против «Эдмонтон Ойлерз» в выставочном матче. Можешь вспомнить свои эмоции?

- Я, когда переодевался в раздевалке «Калгари» и надевал их майку, – у меня пробежали мурашки. В первый раз играю на НХЛовской арене, в майке «Калгари», это, конечно, был интересный день.

- А были ли на матче скауты, которые подыскивали себе игроков? Присутствовало ли волнение из-за этого?

- У нас постоянно на играх и на тренировках присутствовали скауты. А на матче «Калгари» – «Эдмонтон», я думаю, их были десятки. На каждую игру и у нас в лиге приходят много скаутов. Они смотрят, подбирают себе игроков, общаются с людьми после игр. Переживание пропало, но сначала да, думал об этом. Но после 70-ти игр в сезоне ты уже даже не задумываешься об этом.

- Во время этого выставочного поединка «Калгари» – «Эдмонтон» ты проявил себя в драке. После этого, что тебе сказал тренер и как отреагировала команда?

- Тренер подошел ко мне после драки, сказал «молодчик». Но у меня их было две, вторая не особо хорошая, но первая да, вышла неплохая. Партнеры тоже поддержали, сказали, что не видели такого давно (смеется).

- Были ли на матче главный тренер «Калгари Флеймз» Билл Питерз?

- Он был у нас на трех тренировках, проводил их. Но потом он и команда улетели в Китай. Но когда вернулся, он общался с каждым кто играл, пересматривал игры. Они там к этому относятся очень серьезно.

- О чем он с тобой говорил?

- Мы просто обсуждали, над чем мне нужно работать в дальнейшем, чтобы стать более лучшим игроком. Говорил, что я не так делал и что нужно улучшить.

- Сейчас мы подошли к основной рубрике вопросов, которые многих интересуют. Ты отыграл в Канаде 4 года, это уже позади. Что же дальше, какие планы?

- Мы с агентом поговорили, он пытается мне найти команду. Сейчас такое время, что без агента нельзя. Он будет искать, выбивать мне контракт, и я надеюсь, в Америке.

- Поступали ли от кого-то предложения?

- Да, я всегда с «Донбассом» разговариваю, они мне предлагают постоянно с ними тренироваться, за что я им очень благодарен. Но пока что я хочу играть в Америке или Канаде и цель играть только там.

- То есть, пока ты не планируешь оставаться в Украине, а хочешь продолжить свою карьеру в заокеанском или европейском хоккее?

- Я хочу попробовать сначала свои силы в лучших лигах мира и попытаться пробиться туда. Но если уже ничего не получиться, меня всегда здесь ждут, и я этому очень рад.

- В какую команду ты бы хотел попасть?

- Это сейчас неважно, куда попасть, главное – попасть. Я не знаю с кем агент сейчас общается, потому что он хочет, чтобы я сосредоточился на игре в сборной и хорошо себя показал в играх чемпионата мира.

- В данный момент твоей карьеры, когда ты в поисках новой команды, от качества игры в сборной зависит твое будущее, верно?

- Конечно, люди смотрят как я выгляжу на фоне старших парней. На то как я играю с ними, поэтому это очень важно показать себя на чемпионате мира хорошо.

- Что думаешь насчет своего будущего в КХЛ или АХЛ?

- Ну, в КХЛ я не смогу, потому что украинцы не могут играть в российских клубах. Только если менять гражданство.

- А если к примеру, пробиться в состав рижского «Динамо»?

- Они не особо горят желанием подписывать украинца. Это место легионера и его не будет занимать 21-летний украинец, это очень тяжело. Поэтому я хочу поехать в АХЛ, это очень сильная лига, и я хочу туда попасть. Я хочу остаться в северной Америке, но посмотрим, что будет этим летом, не буду загадывать.

- Давай о сборной поговорим. Ты впервые будешь играть за взрослую команду Украины. Чувствуешь ли ответственность, волнуешься ли?

- Я думаю, в первом матче будет небольшой мандраж, потому что давно не играл за сборную. И причем за национальную команду – это большая честь.

- Андрей Срюбко – главный тренер сборной Украины. Он, как и ты был защитником и тоже любил подраться. Вы нашли общий язык?

- Да, мы пошутили уже, что он видел пару моих драк. Посмеялся надо мной, сказал, что ему понравилось (смеется).

- Не говорил тебе, где лучше хук, а где апперкот использовать?

- Пока нет. Ну может потом расскажет (смеется).

- Много молодых парней было вызвано в команду. Ты, Александр Пересунько, Дмитрий Даниленко, Феликс Морозов и другие. Что скажешь, такое омоложение состава пойдет на пользу сборной?

- Я не думаю, что это помешает, молодые всегда хотят играть. Просто как они себя покажут на сборах сейчас, кто сможет поехать непонятно. Никто не знает еще точный состав. Пока не известно какие будут пятерки, еще не все приехали.

- Какие отношения внутри команды, какая атмосфера, нет ли «дедовщины»?

- Дедовщина? Это было раньше, сейчас такого нет. Ну как, мы должны шайбы собирать, это наша работа, но это такое – мелочи.

- После четырех сезонов в одной из лучших юниорских лиг мира, ты считаешься «зеленым», который должен шайбы собирать?

- Ну, по идее, должен. Но пусть Пересунько сам собирает (смеется).

- Что скажешь о группе Украины на чемпионате мира в Таллинне?

- Я смотрел пару игр нашей сборной, об остальных командах я знаю мало. Нужно просто выходить и играть в свой хоккей.

Евгений ШУЛЬМЕЙСТЕР, XSPORT

Рейтинг:
(Голосов: 0)
https://a.vertamedia.com/?content_page_url=http%3A%2F%2Fxsport.ua%2Fonline%2F&width=915&height=515&cb=1231231&aid=420576
Видео

Комментарии 0

Оставлять комментарии на сайте разрешается только при соблюдении ПРАВИЛ.
Новости партнеров
Loading...
https://n161adserv.com/znFCIMsl0EZEG4uZUKlMplGJkzpDPsBeqZ2m_P85zFiWbAyiJTSQEhTu9dtkFl4i-kjUhgj30NmHrBqacaEWzMCu3GTKFJwg
Новости партнеров