Ризатдинова – о спортинтернате: «Кто-то выдерживает жесткие тренировки, унижения, а кто-то ломается»

Украинка объяснила, почему художественная гимнастика – это непростой вид спорта

Анна Ризатдинова / sportdnipro.com

Многократная призер мира и Европы, обладатель бронзы Олимпийских игр-2016 Анна Ризатдинова рассказала о сложностях в художественной гимнастике, как развивала свой бренд и, что нужно украинскому спорту для развития:

Я ехала на Олимпиаду и понимала, что первое и второе места уже забронированы, поэтому я не разделяла золото, серебро и бронзу: для меня эти медали одной ценности. Самое главное, что я дошла до Олимпийских игр и поднялась на пьедестал.

Что значит «первое и второе места забронированы»?

Ни для кого не секрет, что гимнастика – субъективный вид спорта. Но я считаю, что на таких соревнованиях, как Олимпийские игры, нельзя не заметить ошибку. Гимнастка, которая завоевала серебряную медаль, во время выступления уронила 2 булавы. То есть, ни о каком пьедестале уже не могла идти речь.

Много было комментариев в мой адрес, что у меня легче программа, чем у других, но это не так. На тот момент максимальная оценка была 10 баллов. И у всех гимнасток в судейской карточке стояли десятки (у меня, россиянок, белоруски, кореянки).

Художественная гимнастика – жесткий вид спорта. И тренер, скорее, применяет метод кнута, а не пряника. Разве это не так?

В раннем возрасте спортсменов – да. Но всему есть своя мера. Должен быть строгий контроль над детьми, особенно нынешнего поколения, для которых все просто и доступно и которые даже не предполагают, какой жесточайший путь к олимпийской медали нужно пройти.

Когда я приехала в Киев в 16 лет, у нас были жесткие спартанские условия. Я жила в спортинтернате. Альбина Николаевна Дерюгина сказала моей маме, что, если она хочет, чтобы я росла в нормальном обществе, была самостоятельной и не избалованной, то нужно жить в спортинтеранате вместе с другими гимнастками.

В 10 часов вечера отключали свет, отсутствовали электроприборы, был только один душ на весь спортинтернат. Тренировки были жесточайшие. Вспоминаю это и даже не знаю, как я это все выдерживала. Да, было тяжело, но меня это закалило. Поэтому на начальном этапе только пахота. А потом уже, когда человек осознанно подходит к тренировкам, тренер становится соратником и другом.

Кого-то это закаляет, а кого-то ломает. Насколько сильно такая ситуация подкашивает гимнасток?

Они просто понимают, что большой спорт не для них, и уходят. Это школа выживания: кто-то выдерживает и проходит через такие условия, жесткие тренировки, унижения, какие-то оскорбления в свой адрес, а кого-то это ломает. Но зато к Олимпиаде вырабатывается такой характер, что уже ничего не страшно. Так что есть в этом плюсы и минусы.

Как уже говорили, карьера гимнасток заканчивается очень рано. Что делать потом?

Я в 2016 году уже задумалась о своем будущем. Начала сотрудничать с агентом. И это мне помогло, потому что я начала появляться на светских мероприятиях, телеэкранах и стала узнаваемой. Сначала ты работаешь на бренд, а потом бренд должен работать на тебя. А многим олимпийцам это не надо, потому что в своем кругу мы и так звезды. Поменять менталитет спортсменов очень сложно.

По-вашему мнению, как в нашей стране можно популяризировать спорт?

Через медиа, другого выхода нет. Я хочу, чтобы в нашей стране спорт стал культом и стратегическим приоритетом, чтобы не только звезд шоу-бизнеса, но и спортсменов приглашали на обложки журналов, ведущие телешоу. У нас в стране с эфиров пропадают спортивные новости, трансляции мировых спортивных событий. Спортсмены работают не благодаря, а вопреки.

Напомним, Ризатдинова приняла участие в съемках украинского фильма.

Добавьте xsport.ua в избранные источники в Google News подписаться