Вчера 24
Сейчас 0
Сегодня 32
Завтра 44
нет важных матчей

«Сколько в зале было людей, столько я увидел средних пальцев». Истории катмена о крутых боях украинцев

Дмитрий Лучников имеет большой опыт работы по всему миру
«Сколько в зале было людей, столько я увидел средних пальцев». Истории катмена о крутых боях украинцев
Дмитрий Лучников / фото - Facebook катмена

Вице-президент Международной ассоциации катменов Дмитрий Лучников, работавший со многими украинскими боксерами, среди которых Вячеслав Сенченко, Юрий Нужненко, Сергей Федченко, Александр Усик, Василий Ломаченко, Виктор Постол, Денис Беринчик и другие, в прямом эфире Instagram Pro Boxing UA рассказал о специфике работы катмена, опыте общения с коллегами, написании правил для Ассоциации, самых запоминающихся боях и другом.

Предлагаем вам текстовую расшифровку XSPORT.ua этого интервью.

Лучников в команде Виктора Постола / фото - Facebook катмена

О ритуалах команд боксеров

«Один из самых распространенных ритуалов, кстати, который я заметил, это присесть на дорожку. Правда, никто не говорит на дорожку, просто все садятся после чей-то команды. Он работает в 80% команд из постсоветского пространства, особенно у топовых боксеров, которые боксируют в главных боях вечера.

Даже вот если вечер бокса в США или Великобритании, все равно этот ритуал существует. И если в этот момент, кто из организаторов забегает с рацией и командует уже выходить в ринг, ему говорят: «Сынок, присядь!» и он тоже садится.

Православные молятся, мусульмане также молятся. Очень часто я это наблюдаю. Кто-то даже открывает библию, кто-то намаз делает.

Кто-то перчатки любит одевать с правой или левой руки, это понятно, у мусульман это вообще в Коране прописано, что с какой руки делать. Многие в ринг заходят с определенной ноги.

У меня, к примеру, в день важного боя обязательно режим тишины по делам, а часа за 2 до выезда на арену я вообще отключаю телефон, закрываюсь в номере, у меня должна быть полная тишина».

О количестве боев, которые катмен может отработать за вечер

«Я начинал с того, что сколько мог, столько и работал. Я набирал практику себе и приезжал на вечера просто ради удовольствия. Выстраивал, что я делаю, например, работал только с лицом. И вот я садился и с первого до последнего боя. В ринге работать легче всего, я мог 7-8 боев отработать. Мог с лицом отработать всю програму.

А вот тейпировка – физически тяжелое занятие. Если ты работаешь на супер уровне, ты должен быть во внимании, ты еще находишься в постоянной статике. Вот я тейпирую постоянно на максимальное количество раундов, и вот я мог за вечер затейпировать 7 боксеров и плюс поработать в ринге. Однако каждые три тейпировки я падал на пол и просто растягивал позвоночник.

Сейчас я стараюсь, чтобы отработать на уровень Rolls-Royce, чтобы работать максимум 2 12-раундовых боях за шоу. 2 тейпировки и два с лицоми тогда я знаю, что каждую секунду я в осознанном состоянии. Даже если много травм, все равно внимание не падает».

фото - Facebook катмена

О работе во время боя

«Некоторые коллеги во время работы с лицом боксера в перерывах между раундами начинают что-то им подсказывать. Я иногда думаю: «Ты же пришел делать свою работу, какого хрена ты там подсказываешь?» Я редко когда болею во время поединка, это может быть раз в год, когда какой-то крутой 12-раундовый бой, когда я понимаю, что ни на что не повлияю. А так большинство времени я вообще молчу.

Скажу, что когда я писал правила для Международной ассоциации катменов, вообще там написал отдельно о морально-этических принципах. Я там написал, что правило номер 1 – катмен всегда молчит, и все секунданты должны помалкивать. Для меня первый признак проф-непригодности – работа без перчаток и подсказки в углу».

О самых сложных боях, на которых пришлось поработать

«Нужненко – Гарсия это точно один из сложнейших боев. Потом бой Василия Липихина против Чемидова, когда там гематомище вылезло. Потом у Димы Бивола был бой против Барреры в Нью-Йорке. Для меня тогда все происходило, как в замедленном повторе, я вроде бы в фильм «Матрица» попал. Там просто травмы были жуткие, и нужно понимать контекст комиссии штата Нью-Йорк после ситуации с Магомедом Абдусалламовым и мои страхи по этому поводу, которые оправдались на все 100%.

Я шел на бой и знал, что все травмы Бивола будут рассматривать под микроскопом. То есть, если где-то в Калифорнии пять травм пропустят, или можно, грубо говоря, бензопилой по голове дать и они пропустят, то в Нью-Йорке от щелбана гематома и они три раза бой остановят. А тут у меня просто кошмар произошел, но это отдельная история.

Также мне веселые «дела» подкидывал Паша Маликов. Я уходил из ринга, бросал футболку, а она была настолько вся в крови, что просто «чвакнула», как мокрая тряпка. Хорошо, что у меня была запасная футболка перед главным боем».

Лучников, Климас и Сулейман / фото - Facebook катмена

Об отличии бокса в США и в постсоветских странах

«Ощущение дисциплины и мотивации. Боксер видит то, что, если он выступит оффигенно даже в глухом андеркарде и ему заплатят всего 600 баксов, то в следующий раз его могут позвать на замену, условно, за 700 тысяч. Благодаря этой финансовой мотивации там у людей горят глаза. Туда приезжают со всего мира.

Там конкуренция просто сумасшедшая – локтями толкаются даже в раздевалках. Я вот сколько раз участвовал в каких-то полупотасовках. Например, когда у людей «катушки едут», они облакотились на твой стул, который тебе нужен для работы и на котором лежат твои вещи. Ты вежливо просишь его забрать, а он на рожон начинает лезть, отвечать грубо. Ты потом ему говоришь , что ладно, нет проблем, я только вещи заберу. А он потом только ходит за тобой по раздевалке и прикыпавается. Его уже вся его команда оттаскивает, а у него уже просто катушка съехала.

Дикая конкуренция, даже у катменов. Все вежливые, все хорошо, но смотрят со словами: «Понаехали тут». Я, например, один выходные работаю в Чикаго, потом другие – в Нью-Йорке, а через месяц он меня в Вегасе встречает, он уже такой: «Ага, ну-ка пойду у тебя спрошу, ты где живешь?». Он думает, что я ему скажу, что живу в Калифорнии, а я ему говорю: «Там-то», а он такой: «Так ты летаешь сюда по 12 часов?», я такой: «Ну да». Они уже приглядываются к тебе.

Примерно такое же ощущение в Англии, в Германии я такого не ловил».

О бое Сергей Федченко – Хуан Мануэль Маркес

«Серега дрался не только за деньги, он ведь получил реальный шанс себя проявить. Он дрался за мечту. Во-первых, я офигел, что Серега понял, что город, где будет бой, находится высоко над уровнем моря, и он за месяц приехал туда, начал бегать кроссы, он привез з собой туда спарринг-партнеров. Он понимал, что будет ползти, но будет драться.

Историй из этого поединка можно вспомнить очень много. Начиная с того, что это были предпасхальные дни и мне мой товарищ накануне подарил деревянное яйцо на веровочке. И я в бою с этим разноцветным яйцом был, у меня настолько штырило все это, тогда же в моде как раз были мексиканские боксеры, а тут мы попали в такую атмосферу. У нас комментаторами в углу были Чавес-старший и Баррера. Куда не посмотришь, я как будто в фильм «Рокки» попал.

У меня в сумке было много перчаток разных цветов и я настолько обалдел, что не заметил, как надел на руки разные, не пару. Плюс еще это Пасхальное яйцо висит, я вышел, как пират. У нас адреналин тогда зашкаливал, конечно. Было ощущение, что Маркес нарисованный графикой, ну куда, вроде бы Мохаммед Али против тебя вышел.

Серега показал реально крутой бокс. Он бил на опережение, в конце опустил руки и начал с ним в мексиканской манере боксировать. А мы ему тогда кричали «Нееет!». В конце, когда все закончилось, Серега был на ногах, Маркесу накидали, у нас было ощущение праздника. Он был от того, что все выполнили работу на 105%. Угол отработал четко, как в кино.

Когда мы вошли в раздевалку, к нам в друг зашла толпа из мексиканского ансамбля, который играл перед выходом Маркеса в ринг и спели нам песню. Это он так отблагодарил Серегу за крутой бой. А потом он сам пришел в раздевалку, поблагодарил за бой, сфотографировался со всеми, поблагодарил за бой».

Видео боя Маркеса и Федченко

О поединке Вячеслав Сенченко – Рикки Хаттон

«Где-то за час до боя, уже будучи на арене, я вышел в фойе, чтобы купить красивую майку, думаю, может кому-то подарю. Чисто ноги размять вышел. Когда я из технических помещений вышел туда, где уже были болельщики, у меня нога ступила на пол и прилипла. Я сначала не понял, а потом понял, что все было просто залито пивом. Стояли такие интеллигентные люди все, как говорят, в хлам, они уже качаются.

Английская публика это отдельная история. Для меня в этом плане она из западных самая любимая. Я иду, прилипаю к полу, ищу майки, маек нет. И вот тогда я понял, что бой будет жарким. А когда мы выходили на поединок, вот сколько было людей в зале, столько я увидел средних пальцев, а может и больше, ведь у каждого по две руки ведь. Был гул при объявление, он всю музыку заглушил.

Самый прикол, когда Слава нанес тот удар, и сразу воцарилась гробовая тишина. Все 20 с чем-то тысяч замерли. Второй раз я такое видел, когда Влодарчик в Австралии нокаутировал Грина. Здесь была та же реакция. Когда мы выходили, все нам показывали средний палец, а когда Слава нокаутировал Хаттона, то уже мы им показывали. На нас после окончания боя сразу налетела охрана, начали нас прикрывать от местной публики.

Когда мы уходили из ринга, то фаны, мимо которых мы проходили, нам аплодировали. Они в этом плане вообще, как дети, как взрослые пьяные дети. Для них, если ты выигрываешь – ты герой.

Потом мы отмечали, а я хоть и работаю в коммерческом виде спорта и это мой заработок, но я так после ночи отмечаний побросал все в сумку и поехал в аэропорт, что забыл весь свой гонорар прямо на столе. Благо, позвонил товарищам, они как-то вскрыли номер и забрали деньги».

Текстовая расшифровка – Александр Чепилко, XSPORT.ua

Рейтинг:
(Голосов: 2)

Комментарии 0

Войти
Оставлять комментарии на сайте разрешается только при соблюдении правил.

Анонсы