матч-центр: Футбол
Вчера 5 5
Сейчас 0 0
Сегодня 3 2
Завтра 19 4
свернуть
развернуть
Вчера 5 5
Сейчас 0 0
Сегодня 3 2
Завтра 19 4
Нет запланированных матчей на завтра
Нет важных матчей на завтра
Федотенко: «В жизни Торторелла мягкий и спокойный, помогает собакам в приютах»
Федотенко: «В жизни Торторелла мягкий и спокойный, помогает собакам в приютах»
Ковалев отрицает факт употребления допинга
Ковалев отрицает факт употребления допинга

Почему пришел Луческу, готов ли он продать «Динамо». Полное интервью Игоря Суркиса

Собрали все в одном месте

Тема дня
Почему пришел Луческу, готов ли он продать «Динамо». Полное интервью Игоря Суркиса
Игорь Суркис / Фото - dynamomania.com

Президент «Динамо» Игорь Суркис рассказал, как ему пришла в голову идея пригласить в команду Мирчу Луческу, может ли Андрей Шевченко возглавить киевлян, а также готов ли он продать клуб.

XSPORT.ua решил собрать футбольную часть интервью Дмитрию Гордону в одном месте.

О футбольных кумирах

Я обожал, говорю, как оно есть, я обожал смотреть на игру Мунтяна. Благодаря своему дедушке я имел возможность зайти во внутренний дворик после каждого матча. У меня была мечта дотронуться до Мунтяна. А сейчас я работаю с Мунтяном. Он порой ждет меня в приемной, а мне неудобно. Он динамовец настоящий, никогда не предаст.

Но четко я помню команду: Колотов, Буряк, Веремеев, Мунтян. Это, конечно, была великая команда. На то время, как она запомнилась, мне кажется, они и сейчас бы громили всю Европу. Эта команда была, о которой можно только мечтать. Но всему свое время.

О том, как стал президентом «Динамо»

Я помню это, я всячески этому сопротивлялся, потому что понимал, какая это ответственность. Это, наверное, не менее ответственно, чем быть одним из депутатов Верховной Рады. Более того, я понимал, что это не клуб, который нужно поднимать с низов, а это визитная карточка Украины. От этого клуба до сих пор требуют только побед. Это очень тяжелое было решение. Я вам скажу откровенно, когда мой брат пошел в парламент, он сказал: «А если не ты, то кто?»

Мы в свое время спасли «Динамо», «Динамо» уже бы не было. Это я говорю с полной ответственностью. Нет, может быть и было бы, через время. Но на тот момент «Динамо» уже почти не было. Вы даже не знаете, какой была база, в каком состоянии. Ко мне приезжал Йожеф Сабо и просил на воду деньги, чтобы я дал в коммерческий центр.

Я втянулся только по одной простой причине – в 1996 году был приглашен Лобановский. Если бы не он, то, я думаю, я был бы рядом, помогал бы финансировать команду, но я бы так не поглотился бы полностью клубом. Он на меня произвел впечатление.

Фото - LIGA.net

О самых счастливых и несчастных матчах

Начнем с самого несчастливого. Счастливый – это что? Счастливый был в этом году, когда мы попали в Лигу чемпионов, счастливый матч был, допустим, когда мы попали в Лигу чемпионов, проигрывая 0:2 «Брондбю», счастливый матч для меня был, когда мы обыграли «Спартак» в Москве.

Тогда как раз начался конфликт между Россией и Грузией. Мне охранник дает трубку и говорит: «Президент звонит». Мы выиграли 4:1, 0:1 проигрывали. Феерический матч. Я думал, что это или Кучма, или Кравчук, потому что они болеет футболом, а там голос Ющенко, что для меня было удивительно, он на украинском языке: «Шановні, я вас цьомкаю, я вас люблю, я вас поважаю. Тихенько додому». Я думаю: «Чего тихо?» Так что мы «Спартак» обыграли 4:1, ответная игра – меня точно так же колбасит, потому что у меня уже исторически «Спартак» – это красная тряпка.

Мы когда в Киеве играли, то наши фанаты вывесили какой-то баннер на грузинском языке. Министр иностранных дел подбегает и спрашивает, что там написано. Я говорю, что не понимаю. Он ко мне еще раз подбегает, затем третий раз и я от себя говорю: «Написано, что «Динамо» с грузинским народом». И мне Ющенко показывает великий палец. Хоть я и по сегодняшний день не знаю, что там было написано.

Мы выиграли тот матч. Это было как Украина выиграла у России. Я очень радовался, мы все радовались голу Шевченко в Москве. Я помню, как зашел теперешний президент России в раздевалку – в расстроенных чувствах. Вот такие нужно делать расстройства.

Самый несчастливый, это, наверное, проигрыш полуфинала Лиги чемпионов. Выигрывая, полностью доминируя, мы вели 3:1 и 3:3 сыграли. И очень достойно играли в Мюнхене. Эта команда могла играть в финале Лиги чемпионов. Для меня вообще не имело значения президент я или простой болельщик – я просто был расстроен.

Ну а в мое президентство, я считаю, был очень интересный полуфинал с «Шахтером» в 2009 году. Мы точно могли не проиграть и пройти дальше. У нас тогда тоже был топовый тренер. Но удача тогда была на стороне «Шахтера». Сейчас об этом остается только мечтать – чтобы две команды играли в полуфинале. Полный стадион – у нас 300 тысяч заявок было на покупку. Это ж было интересно, какое это было счастье.

Фото - Football.ua

Об Алиеве и Милевском

Алиева я штрафовал, просто штрафовал, никогда с ним не вступал в никакой конфликт. Милевский и Алиев – это были мега талантливые футболисты. И если Милевский в 35 лет сейчас не бросил футбол, ему здоровье позволяет, а можете представить, если бы он убрал алкоголь. Я не знаю, может он пил мало, но когда мне рассказывают, что перед финалом Кубка Украины Милевский и Алиев находятся в заведении в не кондициях, то как я должен к ним относиться? Не должен их штрафовать? Я считаю, они полностью растратили себя на ерунду. Семину на какое-то время удалось привести их в порядок. И команда играла.

О лучшем игроке «Динамо» за время президентства

Знаете, наверное, по долгожительству – это Саша Шовковский. Он никогда не стонал, никогда не ныл. Не имеет значения, где он сейчас работает. У него были годы такие, когда его хотела… Скажу честно, мне ни разу не поступало по нему официальных предложений, может просто все понимали, что это будет очень дорогостоящий трансфер.

Дальше из игроков, царство ему небесное, это Валик Белькевич. Но я не могу называть только одного лучшего – это и Юрий Калитвинцев, и Виталий Косовский со своей сумасшедшей скоростью, Головко, Ващук, Каладзе, которого «Динамо» взяло молодым пацаненком, а сделало игроком «Милана», Гусин, как не вспомнить о нападающих Шевченко, Реброве, Шацких, еще Дмитрулин.

Об Андрее Шевченко

Топ ли он? Однозначно. В свои молодые годы это топ нападающий. Он и сегодня был бы топом, хоть я и считаю, что футбол идет вперед. Но Шевченко ни в чем не уступал бы таким нападающим, как Суарес, Левандовский. Это футболист-гол. Смотря, как на него играют. Шевченко – топ.

Фото - Трибуна

О конкуренции Шевченко и Реброва

Может и была, но они этого не показывали.

При Лобановском был такой великий нападающий, как Витя Леоненко, помню, он после тренировки заходит и говорит: «Так, вы между собой решите, кто будет играть, Витя вернулся». Лобановский это услышал, поставил Витю с «Вердером» в товарищеском матче, 2:2 мы сыграли – Витя забил два мяча. Больше Витю мы на поле не видели. Для Лобановского было неважно, какой он футболист.

Для меня, если бы он играл более продолжительно, он был бы топовым футболистом, в топ нападающих бы его внес. Он мне скорее напоминает игру Суареса, Витя мог сыграть на любой позиции. Только похвала ему. Вот только когда он стал взрослее, то ему мозги нужно включать, думать о том, что говорит. Мы все уйдем, оставим след. О нем будут вспоминать, как о котах. А о человеке нужно вспоминать, как о человеке. Но он был талантливым, помните тот матч со «Спартаком»?

Кучма только говорил: «Динамо» забрать!» Куда только его забрать. Вы представляете, как он любил Украину, если он, проигрывая «Спартаку» 0:2 в перерыве сказал: «Динамо» забрать!» Кобзон пришел к нам, мы не в ложе сидели, а на трибуне для нижних слоев, и говорит: «Кучма сказал, что будет забирать «Динамо». Не может Украина, «Динамо» проигрывать «Спартаку».

О любимчиках

Я очень любил Данило Силву, за его профессионализм. Мы с ним до сих пор переписываемся. Он хотел вернуться, но я говорю: «Тебе уже 35 лет, ну куда ты вернешься? Поработай на трансферном рынке».

Фото - www.dynamomania.com

О возвращении Лобановского

В 1996 году мы проиграли швейцарцам, тренером был Сабо. После этого он дал интервью, где он рассказал, что всех игроков нужно взять и сбросить с моста. Мол вот придет сейчас Лобановский и мы посмотрим, кто из этих, я перевожу на русский язык, неликвидов, останется в команде, что он их всех разгонит.

Мы летим назад с матча убитые, расстроенные. В заднем салоне сидел Григорий Спектор, мне сказали, что он хочет со мной поговорить. Он говорит: «Я знаю, что вы раньше на Лобановского выходили. Но он был не готов. Сейчас он в Киеве. Вы впустую тратите свои деньги. Ну и ты посмотри на своего брата. Ты же не хочешь, чтобы после таких матчей он умер раньше времени. Так же нельзя переживать».

Мне брат говорил, что мы, наверное, взялись не за свое дело. Просто смотреть и болеть футболом, это одно. Вот мне сказали попытаться. Я пришел к брату и сказал, что нужно встретиться. Мы позвонили на следующий день. Я помню все подробности, как он набирал, что происходило – разговор длился ровно 30 секунд. Лобановский сказал: «Приезжайте». Мы не просто сели в машину, мы бежали к ней.

Он нас послушал и сказал: «Я вижу, что вы люди, которые любят футбол. Давайте попробуем». Мы за один день подписали с ним контракт. Тогда сумма его была смехотворная. Зарплаты сегодняшних тренеров и тогда – это была смехотворная. Я не помню, но это не близко никакие не миллионы. Ему хотелось, он видел команду.

Он собрал всю команду и говорит: «Мы начнем работать 2 января». Они так смотрят на него. Мне потом ребята говорили, что хотели, ждали его. И вот он вернулся.

Зима, холод, а он им дал тесты Купера по стадиону, а потом аэробика в зале. Подготовка к сезону всегда была такая же. Сейчас мы в Эмираты едем, а тогда в холод ездили тренироваться, жили в спартанских условиях. И это не потому, что мы деньги жалели, а потому, что он так хотел. Мы никогда не ездили на сборы в Эмираты, а тут пришел новый тренер и сказал: «Нужно ехать на первый сбор в Эмираты». Нужно ехать – хорошо. Главное же результат.

О том, почему сидел на матчах рядом с Лобановским

Это случайно было. Лобановский считывал информацию с людей. Он понял, что с моим братом ему будет непросто. Он взял меня с собой, я на скамейке вообще ничего не вижу, только ноги бегают. Мы выиграли. Я на следующий матч иду на трибуны, а он: «Вы куда? Вы только зачет сдали, а еще экзамен». И с тех пор он на скамейку – я на скамейку. Он в ложу – я иду с ним в ложу.

Фото - СПОРТ bigmir)net 

О Лобановском

Представьте, мы играем с греками, 0:0 счет. В перерыве он ходит по раздевалке, а потом поворачивается: «Ану рейтузики сняли все, быстренько». Они, как в армии, рейтузы сняли. «А теперь вышли и порвали их». Они вышли и 2:0 порвали этих греков. Он был настолько психолог. Да и по отношению ко мне тоже.

О том, как уговорил Лобановского не уходить из «Динамо»

Нет, ему не нужно было уходить раньше. Как произошло. У него завершился контракт и не было таких результатов, какие привык видеть Григорий Михайлович. Лобановский сказал, что нужно уходить. Григорий Михайлович не очень-то его и уговаривал остаться. Я, как сейчас помню, позвонил ему, предложил встретиться. У меня уже тогда прошли предварительные переговоры с Михайличенко. При живом Лобановском я не мог пригласить человека из вне. Если быть честным, то формально президентом клуба был я, но руководил он.

Я приехал к нему домой и говорю: «Вы же без футбола никуда. Вы же знаете, как я к вам отношусь, я вас во всем поддержу. Если вы не сможете находиться на скамейке, то будем сидеть вместе на балконе. Я вас только прошу – останьтесь». Он говорил, чтобы я даже не уговаривал, что он остается.

О смерти Лобановского

Я был тогда в Запорожье. Это, конечно, вспоминается и я тоже чувствую свою вину. Он хотел проводить замену, к нему игрок подошел, а у него глаза закатились. Его как-то в чувство привели. Там скорая подъехала, он сам к ней подошел. Он сказал, что не хочет в больницу, что полетит в Киев, там уже или в больницу, или домой, а там уже все сделают.

Ему нужно было сделать укол, чтобы вода из него начала уходить, тогда, может быть, не было бы инсульта. Он не дал его сделать. Его все равно повезли в больницу, там ему стало плохо. Всех академиков, всех врачей, которых только можно было, мы отправили к нему. На какой-то день пришла надежда, что его удастся вытянуть. К сожалению, не удалось.

Это была для меня трагедия. Для меня, для моей семьи. Когда мама умерла, это была самая большая трагедия в жизни. И когда Валерий Васильевич.

Фото - Динамо Киев от Шурика 

О Йожефе Сабо

Я страшно не люблю предателей. Предал ли? Это он пускай судит. Я знаю одно – я по отношению к нему был честен, все, что мог по отношению к его карьере, я ему дал. Все, что он будет говорить плохое или хорошее, потому что он много раз обманул, это не будет соответствовать действительности.

Но такой пример. Как человек, который был тренером «Динамо», дружил со мной, может сказать, что будет болеть за «Ференцварош» Реброва? Он же мог сказать, что будет болеть за Реброва, как тренера. Но ведь не за команду «Ференцварош». Это была капля последняя.

О Юрии Семине

Он приличный, порядочный человек. Он тренер очень хороший. Но не нужно было первый раз отпускать. В контракте было прописано – нужно было получить с него. Может быть и остался. Но с душей тогда бы не работал. Мы с ним каждый день созваниваемся.

О Валерии Газзаеве

Очень хороший тренер, со своим видением футбола. Но не всегда восприниваемый футболистами. После спокойного Семина ему было непросто работать. Он вел очень много молодых футболистов, не побоялся, за это ему честь и хвала.

Фото - Газета.Ру 

О Владимире Блохине-тренере

Я к нему всегда отношусь с огромным пиететом. Кумир. Он для меня таким, наверное, и останется. У него такой характер. Он если бы мог себя поцеловать, то сам бы себя поцеловал. Есть такое выражение. Какая разница как, он ведь добился. Впервые в истории сборная вышла на чемпионат мира. Тогда он был или в соку, или как. Когда он вышел и сказал, что мы выйдем с первого места, то я думал: «С ума что ли сошел?» Но он вышел с первого места, дошел до четвертьфинала. Он мог и Италию обыграть. Там просто не сложилось.  

Когда у меня возник вопрос по смене главного тренера. Он у меня возник эмоционально и неправильно. У нас при Семине было поражение 1:4 от ПСЖ и 1:4 от «Шахтера». Для «Динамо» это много. Я набрал Юрию Павловичу, хотел встретиться, а он говорит, что улетел в Москву прямо из Донецка. Он потом признал, что неправильно поступил. Я представил себе Лобановского, как бы он бросил команду, улетел в другом направлении. Так мы слово за слово, и я позвал к себе пресс-атташе, не думал о том, что у него еще полтора года контракта. Компенсацию я ему выплатил.

Но нужно же назначать нового тренера. Я встретился с Олегом Владимировичем у себя дома, он тренер сборной. Я сказал, что есть такое предложение, что если не он, то кто. Он сказал, что это его мечта. Я уточнил, что главное – результат. Он побежал в Федерацию футбола, он там тоже, наверное, многим надоел, потому что характер непростой,. И его отпустили.

Во время Олега Владимировича было потрачено много денег, ни при одном из тренеров не было такой мощной трансферной кампании. И начал он прекрасно, Турнир четырех мы выиграли. Все шло по плану, но потом был несчастный случай. Мы сразу помогли, вытащили его. Но когда команда дошла до четвертого места… Он может обижаться на меня, но нужно обижаться на самого себя. Так же как и, как в прошлом году, так проигрывать чемпионат нельзя, в 23 очка. Тем более, на последнем матче сидишь и думаешь, будет ли тебя шанс зацепиться за Лигу чемпионов.

О Сергее Реброве

Нужно ли было дать ему еще поработать в «Динамо»? Он отработал контракт, стал два раза чемпионом, потом не стал. Он пришел с теми требованиями, которые я выполнить не мог. Не по приобретению футболистов, а по отчислению Хачериди, Гармаша, Рыбалки и еще кого-то. Но у меня действующие контракты с ними. Я не могу их просто выбросить на улицу. А они были высокооплачиваемые. Я должен был им найти другой клуб, желательно продать.

Но я так чувствую, что он исчерпал себя, ему хотелось обновлений. Но я не мог на тот момент обновить команду. Я ему честно сказал, мы пожали руки, обнялись.

Сейчас, когда стал вопрос о смене тренера, то, естественно, первый звонок был ему. Ему позвонил мой брат – я его попросил. Это было наше совместное решение. Но Ребров отказал, он как раз подписал там новый контракт. Сейчас ходят слухи о сборной. Но это его право – ему был звонок, и он отказался.

Фото - СПОРТ bigmir)net 

Об Алексее Михайличенко

Он не просто золотой, он кристально преданный человек. Когда ты приглашаешь тренера со стороны и его увольняешь, то это нормально. Но когда у тебя отношения с ним более близкие, чем президент-тренер, то он может обижаться. Но он не должен обижаться, в футболе на первом месте результат.

Вы меня извините, но когда мы проигрываема «Колосу» 0:2, а после этого тренер радуется, что «Заря» сыграла вничью с «Десной», то немножко это не воспринимается. Но я могу сказать честно, до матча с «Колосом» я могу поклясться, что я не рассматривал никакую другую кандидатуру. Может бы мы с ним встретились и пришли к выводу, что нам не нужно продолжать сотрудничество. Но после «Колоса» я понимал, что он уже не сможет управлять командой. Ну и, думаю, и для него я сделал лучше.

Об Андрее Шевченко-тренере

Может ли он когда-то возглавить «Динамо»? Никогда не говори никогда. То, что он делает со сборной… Но вы понимаете, что это топ-уровень. И как игрок, и как тренер. Если он опустится в своих результатах ниже своего уровня, то это уже будет не Шевченко. Что мне нравится в Шевченко – он не живет былыми заслугами, он идет в ногу со временем.

Многие говорят, что он просто взял тренеров и все. Но нужно уметь их подобрать, потому что последнее решение за главным тренером. А даже то, как он настраивал ребят без основных футболистов. Но оценка его работы, мне кажется, будет уже после чемпионата Европы. Востребован ли он будет. Я предполагаю так, что если сборная выступит удачно, выйдет из группы, то это будет уже 4+, если продвинется дальше, то уже 5. Тогда, может быть, он будет востребован. Может он мечтает работать в «Челси» или в «Милане».

Фото - 112 Украина 

О том, кому пришла в голову идея пригласить Мирчу Луческу

Эта идея пришла мне. С этой идеей я пришел к своему брату. Вы не знаете, какой была первая реакция. Потом я объяснил, что мы находимся в коронавирусе, выехать никуда не можем. За две недели до начала чемпионата, ставя задачу попасть в Лигу чемпионом, говорить о каком-то новом тренере и проекте нереально. Нужен опытный тренер. Три кандидатуры: Ребров, Семин и Луческу. Говорю почему – они знают футбол изнутри, знают четко, как работать в этих непростых условиях и знают, в принципе, команду. Лучше всех знает Ребров, чуть хуже, но знает наших игроков Луческу. Переговорив с моим братом, было принято решение попытаться.

Мы вышли на его представителя, послали за ним самолет, встретились у нас дома. Поехали на базу, показали ее. О деньгах разговоров вообще не было. Мы рассказали, что мы можем, что мы хотим. Приехав на базу, я понял, что он даст добро. Его это впечатлило. Хоть он потом и говорил, зачем это все нужно, что нужны только поля и небольшие комнаты. Но мой брат, когда начинал строить эту базу, смотрел в будущее.

О том, советовался ли с Ринатом Ахметовым перед приглашением Мирчи Луческу

Не было никакого. Просто, может быть, я подписал бы контракт еще раньше, когда он ушел из «Зенита». Просто до меня дошли слухи, что он будет советоваться. Но со мной Ринат Леонидович ведь не будет советоваться, какого тренера ему брать или футболиста. Я не считаю нужным советоваться со своим главным конкурентом. Как он отнесся к этому? Когда мы с Луческу подписали контракт, то я могу сказать, что этот контракт был подписан между профессионалами: президентом клуба, который делает все в пределах своих возможностей, чтобы команда побеждала и профессиональным тренером. Перед подписанием контракта я посмотрел пересекались ли тренеры там «Интера» и «Милана», команд из одного города. Я убедился в том, что такое было. И не один раз. Тот же Моуриньо. Он работал в «Челси», а сейчас в «Тоттенхэме». Я не думал о том, что он был символом… Значите что? Дай Бог, чтобы он теперь стал символом «Динамо».

О реакции ультрас «Динамо»

А все остальные разговоры, что любой другой тренер даже с 7-8 местом… это говорят умники умные. Это говорят 4-5 человек и будоражат публику.

Я понимаю, когда приходят люди ко мне в дом и говорят, что мы то-то, то-то сделали не так, что они от болельщиков, хотят цивилизовано поговорить. Но когда ко мне приходят 50 или 100 человек и среди них двое говорящих и они мне рассказывают, что я должен делать за свои деньги, то это пускай они на Майдан идут. Я жизнь прожил, меня не напугаешь.

Я им сказал: «Соберите деньги, принесите их в клуб и скажите, что собрали бюджет клуба и будете этот год управлять». Я их обниму, пожму руку и скажу, что ровно на год они управляют. Ну а зажечь, посвистеть, написать, что Суркис х*йло, мистера – домой. Меня после всей этой красоты еще и оштрафуют на тысяч 500 гривен. Я оплачу штраф, матч будет без зрителей, а мы будем потом обижаться на ФФУ, UEFA. Но потом они же мне будут говорить, что я должен делать за свои деньги. Пускай они пишут все, что хотят обо мне, но пусть команда выигрывает.

Фото - iSport.ua 

О реакции Рината Ахметова

Обижается ли? А за что ему обижаться? Естественно, если бы он пригласил Валерия Васильевича в свое время, то мне было бы, может, неприятно. Но, знаете, чем я доволен? У меня с Ринатом Леонидовичем великолепные отношения. Нам нечего с ним делить. Он хочет занимать первые места. И я хочу занимать. У него возможности, конечно, больше, все это знают. Но мы боремся-цепляемся. И, мне кажется, во всех его интервью сквозит уважение.

Если взять в процентном соотношении, то сегодня украинский футбол, «Динамо», «Шахтер» и сборная – это не те, кто там сидит в ФФУ, а это заслуга Суркиса и Ахметова на 70%. Потому что если мы посчитаем наших воспитанников, которые играют в сборной, то это в основном воспитанники «Динамо» и «Шахтера». Даже натурализованные. На остальные проценты – это заслуга остальных президентов клуба, а на 1% – ФФУ. Они медальки себе вешают. Мы готовим футболистов, им отдаем. Да, хороший тренер, провел хорошую работу и на сегодняшний день дает результат.

О том, кого «Динамо» продаст и кого купит

Мы продадим того, по кому будет предложение. Конкретное. Устраивающее все стороны. Это касается буквально всех. Если не будет таких предложений, то они будут защищать честь «Динамо».

По приобретениям у нас есть кандидатуры, которые обсуждаются с Луческу. Он к этому вопросу очень тяжело подходит, потому что он считает, что у этой команды есть очень большой потенциал и даже с этими футболистами он может добиваться результата. Президент, вроде бы, должен быть доволен. Но те, кого мы воспитали сами, на них же тоже были затрачены деньги.

О самой неудачной покупке

Неудачная покупка была за 9 миллионов Андре, но нам удалось его продать. Там было несколько неудачных покупок, но не хочу на кого-то списывать вину.

О бюджете «Динамо»

30-35 миллионов долларов в год? Было и больше, когда мы Блохину покупали футболистов, то мы на миллионов 60-70 в одно транферное окно купили игроков. Сейчас он оставляет 25-30 миллионов. И это нормально.

Фото - dynamomania

О том, приносит ли «Динамо» деньги

Давайте поменяемся с вами на один год и тогда вы увидите. С чего «Динамо» может приносить деньги?

Иногда я просыпаюсь и сам себе говорю: «Зачем?» Но это любовь к футболу, это адреналин. Сейчас, правда, меньше, потому что зрителей нет. Но эти все эмоции переполняют негатив. А когда команда еще и выигрывает.

Мы тянем, продолжаем тянуть. Такое впечатление, что команда «Динамо» нужна только братьям Суркисам. Хотя она нужна всей Украине.

О том, что может уйти с поста президента «Динамо»

Да вот, если вы скажете, что захотите поруководить и возьмете на себя финансовую составляющую. Если у вас есть ответственность поруководить за свои деньги, то, наверное, вы будете ответственно к этом относиться. А просто поговорить, поболтать языком и развалить – я этого не дам.

О том, готов ли продать «Динамо»

Если я буду понимать, что этот человек сделает не так, как сделал Курченко с «Металлистом», то я готов.

Полное видео интервью:

Текст подготовил Сергей ЛУКЬЯНЕНКО

Рейтинг:
(Голосов: 1)

Комментарии 0

Оставлять комментарии на сайте разрешается только при соблюдении ПРАВИЛ.
Видео