матч-центр
Вчера 19 1
Сейчас 0 0
Сегодня 50 1
Завтра 47 1
все
важные
свернуть
развернуть
Вчера 19 1
Сейчас 0 0
Сегодня 50 1
Завтра 47 1
все
важные
Вчера не было матчей
Вчера не было важных матчей
Сейчас нет матчей
Сейчас нет важных матчей
Сегодня нет матчей
Сегодня нет важных матчей
Нет запланированных матчей на завтра
Нет важных матчей на завтра

Наталья Ляпина: «После каждого матча проскакивала мысль, что он – последний»

Первое развернутое интервью экс-тренера сборной Украины – непростая беседа длилась беспрерывно более трех часов  

Наталья Ляпина: «После каждого матча проскакивала мысль, что он – последний»

Женскую сборную Украины именитая Наталья Ляпина возглавляла меньше года. За этот период наша команда провела два официальных матча, в которых крайне усложнила себе задачу выхода на Евро-2020. Впрочем, недлительная каденция Ляпиной лишь подтвердила, что национальная сборная усложнила себе задачи давно: с приходом в ее жизнь Андрея Мельника – одиозного главы ФГУ и тренера-самоназначенца.

Журналист XSPORT.ua Игорь Грачев разбирался, какие полномочия имеет главный тренер в женской сборной, и подготовил лонгрид-интервью с Натальей Ляпиной, уверяя, что оно вызовет целую палитру эмоций.


Наталья Викторовна, после сентябрьских матчей ОЧЕ-2020 против Румынии (24:27) и Польши (26:27) на просьбу об интервью вы ответили согласием, но только не раньше, чем через месяц. Почему?

Хотелось понимать, что будет дальше. Девчонки были готовы к старту отборочной кампании, и я настраивалась на победы. Планируешь одно, а получается – другое. Так бывает.

Не находите, что месяц на понимание многовато для такой должности? Или вы настолько расстроились результатом?

Конечно, расстроилась. Понимала, что моя тренерская карьера под вопросом. Когда ты уверен, что команда готова выигрывать десять мячей, а она выходит – и не выигрывает...

При каких обстоятельствах вы получили предложение возглавить женскую сборную Украины?

Наверное, многие думают, что решение принимается одним человеком. На самом деле – собирается министерская комиссия и рассматривает предлагаемые кандидатуры. Их, в свою очередь, рекомендует Федерация гандбола Украины. Мне позвонили с предложением встретиться и поговорить в Министерстве.

Можете коротко рассказать об итогах этой беседы.

Встретились с президентом ФГУ [Андреем Мельником]. Получила предложение возглавить команду с той оговоркой, что все опытные специалисты остаются в штабе.

Вас не смутило такое условие, учитывая, что «опытные специалисты» давно себя изжили, и провальные результаты выступления сборной Украины – лишь подтверждают их квалификацию?

Я уже тогда понимала – лучше бы на этой должности смотрелся специалист с определенным опытом. Мой же козырь – игровой опыт.

Сложно принималось решение?

Сложно. Спрашивала себя – справлюсь или не справлюсь. Игрок даже с опытом – одна ответственность, тренер – совершенно другая. Стояла задача не просто набрать игроков, а достичь результата.

Вы видели, как действовала сборная Украины до вашего прихода?

Видела. По-возможности присутствовала на домашних матчах. Понятно, что с какими-то решениями я соглашалась, с какими-то – нет. У всех есть свое мнение – тренеров, игроков, болельщиков.

То есть вы видели, что сборной руководил не Борис Чижов, а самоназначенный тренер Андрей Мельник?

Да, понимала всю ситуацию. И когда принимала решение возглавить сборную, знала, на что я шла. Как и понимала всю сложность будущей работы, но хотела попробовать. Будучи уже тренером, общалась с коллегами – и у всех свое видение. Какую тактику применить. Кого надо ставить, кого не надо.

Не лучше ли попытаться вернуть сборную к логичному построению коллектива – кто лучше, тот и вызывается, выходит на площадку?..

Мало просто собрать состав... Признаюсь, сказывалась нехватка тренерского опыта. Я ведь не пришла одна, мол, моя команда – теперь будет именно так, как я считаю нужным.

Почему вы не обрисовали контуры независимости заранее – на берегу?

Еще после мартовских спаррингов в Беларуси я думала, что не продолжу работать. Мы столкнулись со спорными моментами. С чем-то я соглашалась, с чем-то нет. Есть проблема в целом – мы не можем привести все к общему знаменателю. Когда я разговариваю с каждым тренером, который находится возле меня, с тем же Борисом Николаевичем [Чижовым] – они опираются на опыт и четко уверены в своих решениях. У меня нет тренерского опыта. Я не могу сказать – я выиграла то и то, значит делать надо так и так.

В этом и заключается роль старшего тренера – брать ответственность на себя.

С какой стороны посмотреть... Я соглашалась, что кто-то имеет право мне подсказать, потому что у меня нет тренерского багажа за плечами.

В чем главная сложность работы с национальной сборной?

Мало времени на подготовку. К примеру, перед первым официальным матчем три игрока основного состава приехали в последний день сборов, а двое – вообще прямиком в Румынию. Если бы сборная формировалась на базе одной команды – было бы проще. Плюс после первых моих матчей – товарищеских в Беларуси – состав перед отборочным циклом значительно изменился. Наработать что-то едва ли реально.

Почему вы только сейчас говорите о проблематике?

Мы не имели возможности собраться тренерским советом и обговорить дальнейшее развитие, услышать разные взгляды. Например, говорят, в Польше есть хороший игрок. У меня сразу вопрос – а вольется ли он в коллектив? Надо пробовать, а возможности пробовать нет – впереди официальные игры. Не хватает турниров, в которых мы могли бы трезво оценить силу наших кандидатов.

Для меня два мартовских спарринга в Беларуси (28:36 и 29:36) стали знаковыми в разрезе несветлого ближайшего будущего. Девушки приняли уход Чижова и соответственно ваше назначение – с воодушевлением. Вы поставили новую оригинальную защиту и провели первый поединок под своим полным контролем.

Верно.

Почему во втором матче вы позволили Мельнику перетянуть штурвал на себя?

Так нельзя сказать. Он хотел помочь. Я прекрасно понимаю, что он лучше знает девочек. Человек, который не первый год с ними. Вижу, как он переживает. Каждой интересуется, всегда на связи с тренерским штабом. У него такой характер. Он всегда хочет побеждать. В Министерстве меня спрашивали: «Вы готовы? Вы знаете, с кем вы будете работать?». Много тонких вопросов.

Выигрывая «+4, +5» после серии замен, сделанных тем, кто хочет побеждать, мы влетаем Беларуси почти «десятку».

Мы и в стартовом матче вели в первом тайме. Две встречи прошли словно под копирку. Меняли состав, пробовали разные варианты в защите. Мы по-разному смотрели на некоторые вопросы. Но я благодарна Андрею Мельнику. Он говорит: «Иди, пробуй. Но я хочу тебе показать, что они умеют». Он понимал, что я волнуюсь. Говорил, ты успокойся – я помогу. Не было такого, что ты тут – никто. За доверие ему спасибо. Например, многих исполнителей чемпионата Украины я вижу не на своих номинальных позициях. Чтобы не повторять эксперименты, которые уже проходили без меня, – лучше их избежать, зная их ошибочность. В Беларуси надо было пробовать всех и в максимально сжатые сроки. Я тоже расстроилась – мне сложно поверить, что возможно проиграть Беларуси. Оказывается – возможно. Не один раз, не в один мяч и неслучайно.

В таком случае вам не кажется опрометчивым решение начинать тренерскую карьеру сразу с «националки»?

С одной стороны – как бы да. С другой – тренер может иметь долгую карьеру, но не иметь опыта международных матчей. В чем мой большой плюс? Общаясь с игроками, победителями Лиги чемпионов, я знаю много моментов, которые не знает тренер, имеющий стаж в 30 лет, но без опыта на топ-уровне. В сборной я была знакома с игроками, внесла некоторые изменения. Не кардинальные, но они имели место. Не каждый тренер согласится идти на такую работу, учитывая специфику нашей страны. Какими гарантиями мы обладаем? Очень много сложных организационных моментов. Риски большие в любом случае...

Для этого нужно проводить реальный конкурс, предоставить те гарантированные условия, которые имеем, и ставить задачу в их пределах.

Давайте отмотаем время назад. Лет так на 15 назад. Тогда по факту прекратилось развитие женского гандбола. Последняя крепкая конкурентноспособная команда европейского уровня – «Мотор»-2007/2008. Что мы хотим сейчас от нашей сборной? Клубы в Украине остались, но каков их уровень? Бессменный чемпион последних лет «Галычанка» может сравниться с тем «Мотором»? «Спартак»? Так он умер еще в 2002-м. Точнее издавал последние вздохи суперклуба. В 2003-м вместе со «Спартаком» я дошла до финала Кубка кубков, но в следующем сезоне ушли все основные игроки. Давайте смотреть вглубь. Проблемы начались давно. Надо честно признать, что мы растоптали. Мне смешно, когда говорят, что сейчас у нас такие же условия, как в 2004-м. Нет! Совершенно не те. «Молодежка» ехала за медалями на форумы. Мы голландкам привозили «червонец», а сейчас они – чемпионки мира. А где мы? Они сделали ставку не на сиюминутный результат, а на будущее, наигрывая молодежь.

Кто сейчас возглавляет нашу «молодежку»?

Главным был Борис Чижов.

Считаете, такой тренер вписывается в систему координат голландского сценария мирового господства, о котором вы только что сказали?

Там же Любовь Федоренко еще работает. Я приезжала на сбор «молодежки». Возможно, она останется на самостоятельной работе. Мне бы хотелось, чтобы у нас появлялись молодые и амбициозные наставники. Не все соглашаются быть тренером в сборной.

Андрей Мельник - президент ФГУ с мутным прошлым и не менее мутным настоящим (Фото - ФГУ)

Формирование сборной Украины полностью зависело от вас?

Да. И вернуть Викторию Борщенко в центр – мое решение.

Я имею в виду приглашение кандидатов. Тех, кто отправляется на сборы или попадает в официальную заявку на матчи.

Я создавала список интересующих меня игроков и отправляла его в Министерство и в ФГУ. Подбор игроков – моя зона ответственности.

Тогда по персоналиям. Почему в сборной отсутствует один из ключевых игроков – Анна Редька?

Я с Аней не разговаривала по одной причине – она не вышла на контакт. Мне сложно сказать, обиделась ли она на что-то или есть другие причины. Для меня важно – наличие контакта. И оно не должно ограничиваться выходом на площадку. В обязательном порядке должна быть коммуникация «игрок-тренер» и «игрок-игрок». Может, она хотела завершить или приостановить карьеру, но в последний момент передумала – я могу только догадываться.

Почему в сентябре перед официальными матчами вы не упомянули о возникшей проблеме – отсутствии контакта с важным исполнителем?

Мы делали на нее вызов. Если игрок выбрал вариант не отвечать, то для этого наверное есть причины, о которых я не знаю. Перед приездом в сборную я со всеми кандидатами созванивалась. И я рассчитывала на Редьку в сборной. Может я ей не по душе? Считаю, достаточно было просто выйти на связь и сказать – еду или не еду в сборную.

Екатерина Валова и Зоряна Пташинская. Простите, кто – они?

Я понимаю, что им еще рано было выходить на уровне национальной сборной. Поиграли в Украине, переехали в Беларусь. То сидят, то играют. Бьющие исполнители, которые должны делать погоду в сборной в будущем. Они – на перспективу.

Согласен, перспектива нужна. Но как игроки, которых никто не знает, попадают не только на сборы, но и в заявку на официальные матчи?! При этом я готов назвать 15 кандидатов, которые остаются вне внимания сборной.

Ну, пожалуй, 15 – слишком.

Ни в коем случае не хочу обидеть Зоряну и Катю, но я интересовался относительно их игровых качеств у специалистов, но даже в белорусском, не самом сильном чемпионате на планете, их практически не видно.

Всем надо наигрываться. Если игрок сидит без практики, то многое теряется.

Вы говорите очевидные вещи.

Я не против игроков из чемпионата Украины. Совершенно. Но такие исполнители как Пташинская, тоже должны быть в сборной. Зоряна – высокая, левша. У нас нет высоких бьющих. Если не брать Наташу Савчин, то с уходом в декрет Илоны Катусовой (Гайковой), по сути, у нас никого нет.

Одно дело смотреть кандидатов на сборах, другое – включать в делегацию на официальный матч отбора.

Понимала, что, если Зоряна и выйдет, то только на пару минут. Несмотря на сложность оценки после пары тренировок, она успела хорошо себя проявить в защите. Знаю, что ее пока нельзя ставить на место бьющего игрока. Но на перспективу... Если не будем вызывать таких исполнителей, то их просто заиграют за другую сборную.

То есть идея вызова – сохранить их доступность, а не реальное подтверждение их уровня сборной?

Да, мы должны показать игрокам, что они нам нужны. Если они себя проявят за границей без интереса со стороны родной сборной, затем мы можем их уже не найти. А таких примеров со сменой гражданства – море.

Объясните, как можно отказаться от услуг бьющей левши Юлии Сноповой, которая проводит лучший сезон в Лиге чемпионов и пробилась с «Кримом» в топ-12 лучших команд Европы?

Я очень хотела видеть Юлю в сборной. Мы с ней связывались постоянно. В межсезонье она искала клуб. В то же время сильно переболела, пропустив предсезонную подготовку. Включая в команду опытного исполнителя, надо понимать, что если взять готового игрока и посадить на лавочку – будет неправильно. Ни по отношению к игроку, ни по отношению к команде.

Почему в «Криме» руководители такой риск себе могу позволить, а в нашей сборной – нет?

Осенью она не набрала форму, и она сама прекрасно это понимала.

Говоря о правом фланге, вы проигнорировали Наталью Стрюкову и Наталью Воловник.

Я не увидела их в составе по своим взглядам. Кому-то не хватает скорости, кому-то – настырности и уверенности. Мне нужен определенный характер. Именно по этой причине появилась сначала Вика, а затем Влада Бельмас. Думаю, что вы мне зададите вопрос относительно Светы Аксеновой.

Обязательно.

И я хочу сразу сказать, что Света не попала в сборную по моей вине. Я ее просто забыла внести в списки. По ней у меня не возникало вопросов. К тому же, перед турниром в Польше в конце ноября выпали пять основных игроков, и их места в срочном порядке заняли те молодые девочки, которые проходили тестирование и находились в списках. Пришлось брать тех, кто приехал просто сдавать нормативы.

Сестры Бельмас выступают в чемпионате Польши, список бомбардиров которого до травмы возглавляла наша Алена Шупик (Рудько). Почему ее обходят вниманием?

Сложность в том, что уследить за всеми игрокам из-за рубежа достаточно сложно.

Не обязательно за всеми, но за видными и следить не нужно – они сами себя показывают.

Думаю, что ее будут брать в будущем. Мы просто всех не видим. Спрашиваем у девочек, на кого стоит обратить внимание из тех, кого мы не видим.

Пытаюсь вас понять – в сборной нет механизма отслеживания сильных кандидатов, выступающих за границей?

Да, сложно отслеживать. Самостоятельно пыталась найти игры Вики и Влады, но нашла только с их непосредственной помощью – они скинули нужные ссылки. Когда кто-то нашел и порекомендовал игрока, мол, посмотрите, – начинаешь копать. Нереально просто сидеть и смотреть все поединки чемпионата Польши, Словакии или Румынии. Здорово, что кто-то следит за нашими исполнителями. Вот вы назвали Шупик (Рудько), и я уверена – с ней вскоре свяжутся. Принципиально не приглашать кого-то – такого нет.

То есть представители «Реала» не персоны нон грата в сборной?

Я вообще не знаю, кто это придумал. Почему не попала на просмотр Света Аксенова, я уже объяснила. Ни у меня, ни у федерации, ни у Министерства нет предубеждений насчет николаевского клуба. Все игроки просматриваются. Никакой проблемы нет. Клубы должны быть спокойны. Игроки тоже.

Ваш настоящий дебют – в сентябрьском матче с Румынией. В концовке выпустить юную «днепрянку» Анну Дябло, когда на кону стоит судьба встречи и трети всей дистанции отбора – ваше решение?

Конечно. Дябло – один из тех игроков, кому все равно против кого выходить. Ее можно ставить на любое место против любой команды. И не переживать, что она испугается. Так и произошло. Она стала на угол, забила гол. Она справилась со своей задачей.

Она вышла не на угол, а на полусредний. Сделала потерю, а затем стала соавтором еще одной – в момент передачи ей от Борщенко. На этом вопрос победителя встречи закрылся. Вы не считаете решение бросить дебютанта в мясорубку последних пяти минут легкомысленным?

Когда ты хочешь выиграть... Мне хотелось поддерживать темп. Аня относится к тем гандболисткам, которые уверены в себе. Не все в нашем чемпионате могут похвастать такой уверенностью. Потери делают все. После матча можно сказать, что в голове кружились тысячи мыслей – можно было поставить и кого-то другого. Предсказать, кто сейчас выйдет и забьет – трудно.

Мне сложно представить, чтобы Сергей Бебешко выпустил Владислава Залевского на заключительные пять минут любого матча на Евро-2020.

Когда начинается напряжение в команде, видишь усталость... Хотелось сделать перелом в правильную сторону. Дябло на свежести может побежать, догнать.

Без учета вашей оговорки относительно ее позиции переспрошу еще раз. Вы не лукавите, что данное решение – ваше?

Мое.

Но сквозь ТВ-трансляцию четко пробивался характерный бас, похожий на голос на Андрея Мельника: «Наташа, выпускай Дябло!». Мне послышалось?

Если вы видели игру, в зале было очень шумно. Андрей Анатольевич мне что-то кричал. Возможно, в том числе и о том, чтобы выпустить Аню. Но я его не слышала. После игры с Румынией я думала, что уже не буду тренером. В игре с Румынией я подумывала выпустить Наташу Савчин. Однако на предматчевой тренировке ей попали коленом в бедренную мышцу. Я надеялась, что она выйдет с Польшей и проявит себя, ведь ее никто из соперниц не знает. Так и получилось.

Не выпустить Борщенко в старте – тоже ваша инициатива?

В каком матче?

В домашнем с Польшей. Не вспомню, когда капитан и очевидно сильнейший исполнитель нашей сборной оказывалась вне основного состава.

В домашнем матче были сложные моменты. Если бы выиграли у Румынии – одно. Но нам нужен был результат. Мне нравится, как она действует в углу, но и в центре – тоже нравится. Универсальность приветствуется. Словом, у всех свое мнение, у всех свои взгляды.

Предположу по интонации, идея оставить Викторию на «банке» – не ваша.

Наверное. После поражения думаешь – а вдруг так будет лучше. Есть много моментов, которые я не понимаю, а нужен результат.

Для меня верх несправедливости – без причин оставлять не у дел участника «Финала четырех» Лиги чемпионов: молодежь должна набираться опыта рядом с такими исполнителями. Тем более, официальных матчей сборной – две чайные ложки в год.

Все делают ошибки. Я вижу Вику плеймейкером и считаю одной из лучших в своем амплуа. Она хорошо видит площадку, связывается с линией. Я ее наигрывала только в центр. Еще раз скажу результат – прежде всего.

В матче с Польшей Борщенко не вышла в старте, а Дябло не появилась на площадке вообще. Вас не пугает мысль, что отсутствие логики разбивает моральный стержень и опытной Вики, и перспективной Ани, но главное – всей команды?

Есть такой момент: в гандболе достаточно много матчей. Я прекрасно понимаю опытного игрока, когда он оказывается на скамейке запасных – сидишь и не понимаешь, почему? В то же время все должны понимать, где они находятся и с кем работают. Меньше всего хочу, чтобы кто-то думал, мол, обидели меня, и теперь, если я даже выйду – не буду помогать. Такого не должно быть ни в коем случае. Я через «скамейку» тоже проходила, но понимала – на мое место целятся еще пять игроков. И, выходя даже на две минуты, играла в полную силу. Для себя, для команды. Раз сегодня меня не выпустили – завтра докажу, что зря не брали. Смотря как относиться... Как-то в Корее у нас образовалась пробоина в линии и нам, углам, приходилось по очереди действовать в качестве линейных по 10-15 минут. И никто не отказывался. Неудобно? Да, но я сделаю все, чтобы сохранить мяч или сделать гол. В этом и заключается командная работа. Я хочу, чтобы все девочки, кто был и будет в сборной, понимали свою ценность и значимость. Чтобы они не воспринимали определенные решения, мол, их не будут больше вызывать. Нет. Нужно оставаться в моральном равновесии. Возможно, тот, кто недостаточно сыграл или не сыграл вообще, вышел бы, и провел матч хуже, чем он может. А можно вот так воспринять: не сыграла сегодня – выйду в следующий раз, потому что мне нравится получать удовольствие от игры, дарить радость болельщикам.

Слышали ли вы о письме от лица женской сборной Украины относительно недовольства тренерским процессом работавшего до вас Бориса Чижова?

Были разговоры. Я не хочу в них вникать. Понимаю, насколько важен тренер в команде и его связь с игроками. Они создают атмосферу. Конечно, приятнее находиться в коллективе, который тебя устраивает, но вы – профессионалы. Приезд в сборную – не приезд на отдых. Здесь ты четко должен понимать, тебе никто ничего не должен. И ты, по сути, никому ничего не должна. Ты дала согласие играть в сборной – не важно, кто тренер. Выходи и играй на 100 процентов. Я не работала под руководством Бориса Николаевича в качестве игрока. Но по себе скажу – мне далеко не все тренеры нравились, и не со всеми я соглашалась. Многие моменты ты осознаешь позже. В сборной хороший коллектив. В этом и должна быть сила – поддерживать друг друга.

Но мы и говорим как раз о коллективном недовольстве – они выражают неудовлетворение тренерским процессом, отстающим на 30 лет от современности. Как, на ваш взгляд, скажется на команде новость о том, что главным тренером возвращают человека, у которого откровенно нет авторитета в среде подопечных?

Не знаю... Честно, мне бы хотелось, чтобы девочки себя проявляли. Прежде всего – это шанс для них сыграть на чемпионате Европы, добавить яркую строчку в биографию. В мое время вопрос попадания на континентальный форум не стоял – мы его никогда не пропускали. Сейчас другая ситуация – важно туда просто попасть.

С нынешним тренерским штабом нет ни шанса на прогресс. Вы с этим не согласны?

Давайте вернемся к мужской сборной. Мне нравится работа Сергея Бебешко и его помощника – Николая Степанца. Все матчи сборной Украины на Евро-2020 они могли выиграть. Конечно, когда команда любит тренера – все намного проще. Коллектив идет за тренером, построен качественный тренировочный процесс. Конечно, так легче, интереснее. Но хочу сказать, что я за свою карьеру поменяла 20 тренеров. И лишь с единицами мне работалось в удовольствие. В большинстве случаев – приходилось просто тяжело, а иногда шла на тренировку, как на каторгу. Но я понимала, что это надо прежде всего мне. Не хватало нормальных тренировок? Вставала в 6 утра, бежала часовой кросс, а затем приходила на тренировку. Никто об этом не знал, я работала прежде всего на себя и для себя. То же самое – отработка бросков. Завершилось занятие, я беру 10 мячей и оттачиваю бросок. Не тренер меня заставляет – сама. Никто кроссовки у тебя не забирает – работай дополнительно.

Одно дело, когда вам не нравился подход тренера. Другое – когда его нет вообще.

Конечно, комфортнее заниматься с хорошим тренером. Повторюсь, мне нравится атмосфера в нашей команде. И я знаю тренеров, которые отказались идти в женскую сборную. Сказать, что на этот пост стоит очередь, а кандидатов не рассматривают – так нельзя.

Назовете этих тренеров?

Не стану. Вдруг у них поменяется мнение. У нас ведь много хороших специалистов. И я очень хочу, чтобы наш гандбол начал больше развиваться, потому что смотреть на его женскую часть – больно. У нас есть внутреннее первенство, есть чемпионы Украины, определяем лучших игроков, а достойного уровня – нет. Нужно порядок наводить на всех уровнях. Вряд ли со мной кто-то согласится, что у нас все прекрасно, и главная проблема – нехватка тренера в сборной.

В конце осени вы отчитывались на Исполкоме ФГУ относительно старта в отборе на Евро-2020. Правда, что вашу работу обсуждали почти два часа?

Тщательно разбирали два стартовых тура отборочной кампании. Почему так произошло. В отсутствие Сергея Бебешко (мужскую сборную представлял Николай Степанец) из главных тренеров была только я. И поскольку мы анализировали официальные матчи, мне уделили больше времени.

Задавать вам вопрос «Какие шансы на проход в финальную часть?» – тоже часть глубокого анализа?

Это главный вопрос собрания. Меня спрашивали, вижу ли я перспективу в задаче выхода в финальную часть.

И как – видите?

Как говорил Сергей Бубка, когда у вас остается одна попытка – шанс есть всегда.

Ради любопытства – кто задавал подобные вопросы?

Не вспомню, кто спрашивал. Сразу скажу – диалог прошел без давления. Многие говорят, что Андрей Мельник может грубое слово сказать. И я ему очень благодарна, ведь при мне он всегда себя сдерживал. Видя, что перед ним женщина, вел себя более спокойно. Он и сам говорил, что для него работа с женским коллективом – новый опыт, ведь он привык общаться с мужчинами. Мы могли долго дискутировать, и жаль, что по игровым моментам не так часто, как того бы хотелось.

Хорошо, кто присутствовал на том Исполкоме?

Александр Чайченко – гостренер. Он решает много вопросов. Вообще, на Исполкоме не сидит кто-то один. Бывает – 6 человек. Бывает – 9. Все зависит от занятости представителей президиума.

При нынешнем аппарате ФГУ мы уже шесть лет вообще ничего не видим – кто и когда собирается на Исполкомах, какие вопросы на них рассматриваются. Устал повторять, что ФГУ – общественная организация, а не закрытый клуб знатоков гандбола. Можете назвать, кто еще присутствовал, кроме Чайченко, «решающего много вопросов»?

Сложно назвать, потому что я не всех их знаю. И я согласна с вами – сейчас мы идем всей страной в сторону прозрачности, поэтому мне тоже хочется, чтобы у руководства федерации появился контакт с общественностью. Но его организация явно не входит в обязанности главного тренера.

Как вы узнали, что Министерство не продлевает с вами контракт?

У меня, как и у игроков, контракт завершался в конце календарного года. Я часто приезжала в Министерство, заполняя документы. Разумеется, была в курсе взглядов профильного ведомства относительно моего будущего. Мне говорят – у вас нет результата. Что ж, издержки профессии.

То есть вы не подавали документы?

Не подавала.

Борис Чижов после его прошлого увольнения и соавторства трех неудачных отборочных циклов в какой-то степени цинично сказал в интервью, что ему не хватило времени для достижения результата. Какие-то кандидатуры, кроме Чижова, возникали в кулуарных разговорах?

Только в кулуарных. Никто не подавал документов на пост главного тренера.

В начале декабря, во время попытки записать с вами интервью, вы мне сказали, что не будете переподписывать контракт. Возможно, проблема в том, что никто из ФГУ не делал официальных заявлений на этот счет? Зависшую тишину в этом вопросе погасил Андрей Мельник в середине января, объявив после мужского Евро-2020 в декорациях аэропорта, что Борис Чижов уже на полных оборотах занимает пост главного тренера женской сборной.

Еще перед турниром в Польше (22-24 ноября) я предполагала, что могла не повезти команду в Люблин. И повезла только по той причине, что должна была выполнять обязанности действующего контракта. Конечно, я имела полное право переподавать документы на главного тренера. Но я отвечала за результат, и я его не обеспечила. Мы разошлись – никаких обид и претензий.

Ваше будущее у руля женской команды решалось на ноябрьском собрании или к этому времени наступила ясность в этом вопросе?

Вопрос так не стоял. Дело в том, что я выдвинула предложение, чтобы следующим тренером стал наставник, которому бы выдали кредит доверия – и со стороны руководства, и со стороны игроков. Например, иностранный специалист. В нашей команде выступают гандболистки Лиги чемпионов, они дышат профессионализмом, видят тренеров топ-уровня. Конечно, им проще и интереснее работать с современными подходами к игре, тренировкам и восстановлению. Но, по-видимому, нам еще далеко до такого шага.

О вашей игровой карьере можно говорить не часами, а днями. Давайте коснемся некоторых ее частей, оставив потенциал для будущих интервью. В профайле у вас значатся два первых тренера – Любовь Шаповал и Марина Ирклей. Как распределялись их заслуги в открытии будущей звездочки?

Любовь Шаповал – тренер по набору. Она и сейчас продолжает заниматься с детками, но уже вне гандбола. В то время наставники менялись достаточно активно. Поэтому выделю прежде всего Андрея Анатольевича Портного. Именно он заложил мне базу, поставил функциональную и техническую подготовку. Он и Татьяна Сергеевна Максимук. Можно смело сказать, что они – два тренера, которые мне больше всего дали.

Вы общаетесь с Андреем Портным?

Да, мы с ним на связи.

Он продолжает работу в сфере гандбола?

Позвоните ему, поинтересуйтесь. Если он захочет делиться информацией – все сам расскажет.

Судя по протоколам ЕГФ, его последний официальный след – работа в молодежной сборной Грузии.

Да, он откликнулся на приглашение местного руководства. Продолжает ли он дальше сотрудничать с грузинской федерацией – не знаю.

Будучи школьницей, вы в 15-летнем возрасте дебютировали в броварском «Автомобилисте». Помните свои первые шаги в профессиональном гандболе?

Мы, девочки из БВУФК, смотрели на игроков «Автомобилиста» как на звезд – дух захватывало! Таня и Люба Лавренюк, Оксана Лайтарнюк, Татьяна Шеремет, олимпийская чемпионка-1980 Наталья Лукьяненко, Ирина Малько и Ирина Магрипова (Короткевич). Последние две – выступали за сборную Украины. Думаю, старшее поколение наверняка их хорошо помнит прежде всего за эффектный гандбол. Разумеется, мы мечтали оказаться с ними рядом на одной площадке. На уровне спортинтерната мы считали себя звездами, ведь много чего выигрывали, но когда ты попадаешь в профессиональный клуб, понимаешь – тебе еще учиться и учиться. И стимул становиться лучше в такой обстановке только крепчает.

Детали премьерного матча запомнились?

Не запомнились. Наверное, все из-за того, что меня выпустили в неответственном матче, да и то – буквально на несколько минут. Однако первые совместные тренировки и сборы запомнились отчетливо. Сумасшедшая крепатура на следующий день. Пасы от вратарей через всю площадку, которые едва ли не до сантиметра точно прилетают тебе в руки. Опыт в игре в защите и нападении. Словом, высочайшая техническая подготовка. При этом и мы пришли уже с кое-каким багажом.

Вы дебютировали в 1992 году – в год первого независимого чемпионата Украины. Прочувствовали каким-то образом уход от чемпионата СССР?

Главное воспоминание на этот счет – к счастью, не придется далеко ездить по всем просторам бывшего СССР! Думаю, данный переход прочувствовали тоньше и глубже тренеры.

Напомните, под чьим руководством вы отметили премьеру – Леонида Когана или Павла Чумакова?

Под руководством Пал Палыча Чумакова. Великолепный тренер. Позже он уехал в Словению. Кстати, с его переездом пошел резкий подъем местного гандбола в этой маленькой балканской стране.

Чем необычным запомнился первый чемпионат Украины?

Особо – ничем. Разве что стал немножко волнительным для меня. Но только немножко. В чемпионате Украины отсутствовало серьезное давление. Мы проходили длительные сборы вместе с опытными игроками, прочувствовали друг друга. «Спартак», «Мотор» – машины, а ты еще ребенок. Причем для старших соперниц принципиально тебя никуда не пустить, а для нас принципиально – забросить в ворота этих машин. С каждой такой игрой росла и собственная уверенность.

...Вот свой первый чемпионат Европы я хорошо запомнила. Вот там настоящее волнение! К олимпийской бронзе мы ведь пришли не сразу, а через долгий путь проб, побед и поражений. Причем больше – поражений. Но крупные форумы позволили нам раскрепоститься, понять, что выступать на чемпионатах мира и Европы вполне себе привычное дело. А вскоре и побеждать сильные команды на подобном уровне. Когда же попадаешь в первый раз – совсем иначе. Только единицы из ста могут спокойно с первого чемпионата и первого матча сыграть хладнокровно. Вроде бы все знаешь, все умеешь, но все равно есть волнение, чрезмерная ответственность.

Леонид Ратнер включил вас, 20-летнюю юркую броварчанку Наталью Даценко, в делегацию на ЧЕ-1996, при этом ранее вы не были заиграны на официальном уровне. Помните свою реакцию, узнав, что вы отправляетесь со всеми в Данию?

Радость непередаваемая! Ведь на одно место претендовало сразу несколько исполнителей высокого класса. Люба Лавренюк, Елена Радченко, Наталья Горовая – только из моей команды, а я не беру крайних «Спартака» и «Мотора». То есть из семи претенденток поехать вторым-третьим номером – для этого надо было реально стараться. Попадание в делегацию, может, нельзя было назвать чудом, но, скажем, без капельки везения не обошлось. И я до сих пор благодарна тренерскому штабу за доверие.

Действительно до этого я не попадала в состав на официальные матчи, и все же помню, подумала – ну, наконец-то! Все дело в том, что я не один год проходила все без исключения сборы «националки» – и летние, и зимние. Без легионеров, которых тогда почти не было, нас собирали довольно часто. Разумеется, когда игрок попадает хотя бы на один сбор – у него в этот же момент рождается желание поехать со сборной на чемпионат Европы или мира.

На том чемпионате из 15 игроков в заявку на матч попадали только 12. По этой причине вы сыграли только два поединка – с Норвегией и Литвой. Первый гол, и сразу на чемпионате Европы – его-то вы наверняка помните?

Нет! (смеется). Признаюсь, что без мандража не обошлось. Возможно, внешне мои переживания не проявлялись, но поверьте – они присутствовали.

Вы поддерживаете связь с выступавшими тогда рядом с вами – Натальей Дерепаско и Мариной Вергелюк?

С Мариной поддерживаю. Переписываемся в группе [в социальной сети], поздравляем со значимыми событиями в жизни друг друга. С Дерепаско – близко не общаемся, но через девочек передаем приветы.

Вы стали участником множества мэйджоров. Помните, в скольких форумах приняли участие?

Самоцели считать не было – сейчас точно цифру не назову. На «мире» и «Европе» мы титулы не брали, но «бронзовую» Олимпиаду, конечно, не забудешь.

Цифра впечатляющая – девять. По четыре чемпионата мира и Европы плюс Олимпийские игры. Выделяется ли особенно какой-то из этих форумов, кроме Олимпиады?

Пожалуй, чемпионат мира-2003 в Хорватии.

За счет результата?

Конечно, зачастую так и запоминается турнир. Четвертое место позволило нам попасть на Игры в Афины. Кстати, по запоминаемости в первый ряд поставлю молодежный чемпионат мира-1995 в Бразилии. Из того состава семь гандболисток стали обладателями олимпийской бронзы. Думаю, вы можете представить уровень гандбола в то время. Для меня бразильский форум – самый поучительный.

По какой причине?

Мы приехали в Южную Америку с самыми серьезными целями. В группе прошлись катком по всем соперникам. Рвали всех с захлестом, и нам, естественно, прочили золотые медали. В четвертьфинале попали на Румынию. Переоценив собственные силы, в итоге – проиграли, и остались без полуфинала, финишировав на 6-м месте. То поражение отложилось в памяти на всю жизнь. Получили важнейший урок – понимание, что расслабляться нельзя ни на одну секунду, ни с одним соперником. Возможно, про тот «мир» никто толком и не знает, но для нашей команды он стал незабываемым.

Алексей Гончарук в своей книге «Ступени гандбола» так описывает события того форума: «...На 10-м молодежном ЧМ, проходившем в сентябре в Бразилии, наша команда выступала под руководством Павла Чумакова, а в составе выступали такие известные впоследствии гандболистки, как Елена Цыгица, Марина Вергелюк, Анна Сюкало, Наталья Борисенко, Наталья Даценко, Галина Маркушевская, Лариса Харланюк, Оксана Сакада».

И вот еще факт: Ира Бусуюк, линейная из Ужгорода, в заключительный тренировочный день подвернула голеностоп, и пропустила тот чемпионат мира. В последний момент ее место заняла Лариса Харланюк.

После выступлений в «Спартаке» и «Моторе» в сезоне-2008/2009 вы оказались в «Налоговой академии» из Ирпеня рядом с опытнейшей Светланой Морозовой. Откликнулись исключительно из-за возглавлявшей «налоговичек» Майи Карбунар, с которой вы в частности вместе выступали на ЧЕ-1998?

Да, я понимала, что дни женского «Мотора» сочтены. Отдельная история и отдельная боль... Для себя решила – заканчиваю с гандболом, доиграю дома.

Мужчина или женщина – на тренерском мостике?

Несмотря на тренерский класс Майи Александровны, личный опыт склоняет меня к тому, что женский коллектив легче тренировать мужчинам. Вспомним, что в Игоря Турчина были влюблены все спартаковки. Гандболистки, прежде всего, – женщины, а потом уже спортсменки.

Как подвернулся вариант с вашей единственной легионерской остановкой – испанской «Альмерией»?

Местный тренер длительное время настойчиво меня приглашал – на протяжении пяти лет. В конце концов, решила ответить согласием. Приехала я в Испанию, наверное, не той Ляпиной, которую он ожидал увидеть, но так сложилось. Точнее – не сложилось.

Поясните.

Я знала, что жду второго ребенка. Декрет в уме. Я не выкладывалась из-за инстинкта самосохранения, мыслях о материнстве. Даже при моем желании и опыте все равно не могла показывать свой лучший гандбол.

То есть причина отъезда еще до завершения сезона – декрет?

Да. Причем все складывалось как надо – хорошие отношения с девочками, условия. Дочь устроили в местную школу. Даже после того, как тренер узнал, что я беременна, уговаривал оставаться в Испании. Тем более президент клуба – доктор, который возглавлял клинику.

И почему не остались?

Я рассматривала вариант родить там и еще пару лет поиграть. Но я понимала, что после родов не смогу тут же вернуться на площадку. В Испании декретный отпуск – три месяца. Статус легионера мне не позволял отбывать номер, ответственность – огромная. В команде: пять легионеров, и погоду делали в общем-то мы, а местные – в основном молодые девочки, студентки. В общем, понимала, что ребенка видеть не буду. А такого я принять не могла.

Тренер – испанец?

Не помню точно фамилии, но мы называли его Мими.

Где он вас заприметил?

По выступлениям в «Моторе», сборной Украины. Топ-турниры смотрят практически все тренеры. Присматривают нужных игроков под свою клубную модель.

Какие задачи ставила тогда «Альмерия»?

Остаться в элите. И девочки с ней справились, попав в итоге в шестерку. Затем начался кризис, накрывший испанский гандбол.

Получается – вовремя уехали.

Точно. Никто не мог сказать, как бы сложилась моя судьба дальше.

На какой позиции вас задействовали в «Альмерии»?

В команде образовался дефицит высоких и бьющих, поэтому играла везде. Кроме ворот. Я должна была знать все комбинации со всех сторон. А всего их – 35. Непросто, но и ничего сложного. Все отрабатывается. Главная проблема – отличающаяся защита. Мы ведь как привыкли: стоим в схеме «6—0», кто-то вышел на бьющего, кто-то поменялся. То есть мы могли молча одним лишь взглядом договориться. В Испании все ситуации надо обговаривать. То есть никакой автоматики в действиях.

В том сезоне вы пересекались с кем-то из соотечественниц в составе соперниц?

Пересекалась – с Марией Боклащук и Оксаной Сакадой.

***

Готовясь к интервью, пересмотрел фрагмент программы Елены Говоровой с вашим участием в качестве приглашенного гостя. До того как возглавить сборную, вы работали учителем физкультуры в средней школе Броваров?

Совершенно верно – и параллельно вела гандбольную группу. Когда работаешь учителем, видишь детей на систематической основе. К тому же, оказалось, что взять зал в школе – нереально. В статусе учителя – намного легче. К сожалению, я ушла, и на мое место пришел футболист. Теперь у нас футбол – главный вид спорта, а гандбола – нет. Уверена, когда у нас появятся нормальные условия работы с детьми, появится массовость. И тогда станет легче находить алмазы и работать над их огранкой.

Какой возраст вели?

Пятый класс. Дети не такие уже и маленькие. Нужно набирать группу еще раньше.

Факт, который меня абсолютно умилил из той передачи – ваше активное участие в благотворительной деятельности.

Как я говорила Лене в интервью – нам надо чаще обращаться к нашей истории, не забывать, в каких тяжелых условиях жили наши родители, дедушки и бабушки, но не жаловались на жизнь так, как жалуются сейчас. Когда приезжаешь в любой интернат и видишь семьи, чьи шансы изменить свою жизнь к лучшему очень малы, тебя словно отрезвляет – понимаешь реальную ценность того, что имеешь: здоровье, семью... Надо подпитывать себя такими встречами – они выравнивают. Ныть – просто не имеешь права.

Когда вы сделали первый шаг навстречу благотворительности?

Кажется, в начале 2000-х с группой волонтеров. Причем познакомились с ними случайно – на улице.

В статусе действующего игрока «Спартака»?

Да, я еще тогда выступала в «Спартаке». Я всегда хотела помогать детям, и при первой же возможности предприняла действие. Как сейчас помню, первый выезд состоялся весной – в интернат Киевской области.

Волновались?

Поначалу – сильно волновалась. Но мне объяснили, как себя нужно вести с детьми, что им прежде всего не рекомендуется говорить.

Важно знать – что же?

Например, никаких «сюси-пуси». Без проявлений чувства жалости.

Чем вы занимались при встрече?

Красили лавочки, приводили в порядок территорию. Для деток самое важное – внимание, общение. Как оказалось, я тогда зря переживала. Думала как: они там плачут, только и ждут, пока ты их пожалеешь. На деле же все наоборот – дети привыкли к самостоятельности. В ранние годы прошли такую школу жизни!.. Да, в какой-то степени они обозленные. Как раз тогда я поняла, что им необходимо уделять внимание, склонять в правильную сторону. И показать, что у этой правильной стороны много направлений, где можно развиваться.

А когда начали систематически ездить по интернатам?

Где-то с 2013 года. Сначала ездили ради общения – привозили вещи, сладости. Дети очень радуются, когда к ним кто-то приезжает. Для них большое счастье – обниматься. Понимать, что их принимают такими, какие они есть. Когда уезжаем – они плачут, потому что им не хватает тепла, чувства близости. Общаясь, мы показываем, что есть и светлый путь. И доверие в нем – важный элемент.

Вы участвовали в жизни разных фондов?

В разных. Сейчас, например, я состою в благотворительном фонде «Мистецтво за межами», который зарегистрировался в прошлом году. Его возглавляет моя близкая подруга Анастасия Силукова – замечательный художник, которая помогает деткам с разными проблемами. Мы посещаем интернаты, где растут как здоровые дети, так и с физическими нарушениями. Причем большинство резидентов – не сироты.

Наш светлый организатор Юлечка Заярная разработала логистику, целенаправленно взяв под контроль интернаты. Еще одна моя подружечка делает детям прически и одновременно учит их парикмахерскому делу. Настя, глава фонда – большая умничка. В качестве основного художника она завершает произведения, а мы на начальном этапе помогаем с выбором рисунка, масляных красок. Вы бы видели, сколько счастья в глазах детей! Кстати, в Киеве состоялась выставка их работ, но главное – за это время в двух интернатах открылись художественные школы.

Вы с мужем Кириллом воспитываете двух детей. Напомните, сколько им?

Ирочке – 20 лет, Машеньке – 9. В этом году исполнится 10.

Чем вы сейчас занимаетесь?

Нахожусь в творческом отпуске.

Перед интервью вы сказали, что, возможно, не на все вопросы сможете ответить. Смотрю на диктофон – почти три с половиной часа интереснейшего общения пролетели незаметно.

Действительно три часа? Оказывается, я люблю поболтать (смеется). Что ж, будем надеяться, что интервью окажется полезным. Думаю, мы с вами в равной мере хотим видеть нашу страну процветающей, а вместе с ней и процветающий украинский гандбол.

Игорь ГРАЧЕВ для XSPORT.ua

Рейтинг:
(Голосов: 4)

Комментарии 0

Оставлять комментарии на сайте разрешается только при соблюдении ПРАВИЛ.
Loading...
https://inv-nets.admixer.net/dsp.aspx?rct=3&zone=c333908a-b0f6-4f75-b73d-8a39d0fed4ff&zoneInt=33839§=5191&site=4482&rnd=[CACHEBUSTING]