матч-центр: Хоккей
Вчера 17 13
Сейчас 1 0
Сегодня 10 2
Завтра 11 3
свернуть
развернуть
Вчера 17 13
Сейчас 1 0
Сегодня 10 2
Завтра 11 3
Вчера не было матчей
Вчера не было важных матчей
Нет запланированных матчей на завтра
Нет важных матчей на завтра
Конопля прокомментировал отношения с экс-девушкой Попова
Конопля прокомментировал отношения с экс-девушкой Попова
Сергей Стаховский: «Успех особенно ценный, когда тебя все уже списали»
Сергей Стаховский: «Успех особенно ценный, когда тебя все уже списали»

Борис Колесников: «Три украинских клуба могут выиграть Континентальный Кубок»

Восемь лет назад ХК «Донбасс» стал победителем турнира

Борис Колесников: «Три украинских клуба могут выиграть Континентальный Кубок»
Игроки ХК «Донбасс» того сезона / фото - пресс-служба клуба

Президент ХК «Донбасс» Борис Колесников рассказал о 8-й годовщине победы клуба в Континентальном Кубке, новоизбранном президенте ФХУ и еврокубковых перспективах украинских клубов.

– Борис Викторович, ровно 8 лет «Донбасс» выиграл единственный еврокубок в новейшей истории Украины. Помните ли вы свои мысли и чувства в последние секунды матча с «Руаном»?

– Не помню, потому что счет был 7:1 и за результат я особо уже не переживал. Но когда в первом периоде одна из подстанций «полетела» и зал наполовину остался без света… Вот те эмоции я помню. Хорошо, что не дисквалифицировали стадион, и не пришлось играть где-то на нейтральной арене. Поэтому эмоции с выключением света запомнились мне намного больше, чем победа со счетом 7:1.

– Из трех матчей в том суперфинале, против «Металлурга» из Жлобино, «Бальцано» и «Руана», какой из них больше всего заставил вас поволноваться?

– Понимаете, нас, как болельщиков советского хоккея, к сожалению, жизнь научила пренебрежительно относиться к таким странам, как Италия, поскольку 30 лет назад это была вообще экзотика для хоккейной карты. Беларусь мы недооценивали, хотя эти страны имеют очень хороший европейский хоккей. К тому же, мы тогда играли в КХЛ. Поэтому чувство превосходства не покидает не только советских болельщиков, но и хоккеистов. Все матчи того суперфинала были сложными. Особенно с белорусами было очень тяжело играть. У них хорошая хоккейная школа, мастеровитые хоккеисты. Проходных матчей не было.

В следующем году мы опять играли в финале и не смогли выиграть Континентальный Кубок. Хотя по составу мы были сильнее, чем в 2013 году. В этом-то и есть подводные камни: вы должны сыграть блиц, как в шахматах. Не каждый чемпион мира в шахматах может выиграть в блиц. Тут совсем другие навыки нужны. Поэтому, сыграть три матча за три вечера подряд, не имея права на ошибку, это непросто. Это очень специфичный турнир. Даже двухраундовую Лигу чемпионов играть легче. Тем более, мы же играли в год, когда не проводился розыгрыш Лиги чемпионов.

– Тот суперфинал проходил в Донецке. Насколько сложно было выиграть право проведения этого турнира?

– Донецк уже обладал хорошей репутацией. Мы проводили полуфинал еще сезона 2011/2012 годов. Мы обыграли здесь тюменский «Рубин». У нас была репутация, к нам приезжали представители Международной федерации хоккея. Команда уже играла в КХЛ, и все соответствовало тому уровню, который был нужен для Континентального Кубка. Получить право проведения было сложно, но если мы проводим матчи КХЛ, то у Международной федерации хоккея не возникло ни одного вопроса.

– Помимо упомянутой вами истории со светом, были еще какие-то трудности в организации, или все прошло гладко?

– Были другие интересные истории с нашим участием в Континентальном Кубке. Особенно в следующем розыгрыше. Андрей Назаров был в таком шоке, что мы проиграли по буллитам «Руану», которому было ничего не нужно, потому что они проиграли все, что могли. И вот, Назаров сел в автобус, не заходя в раздевалку, и сказал: «Поехали!».

– Без команды?

– Без команды. Он был в шоке. Это несравнимые вещи, но если сравнивать ситуации, то примерно такое же случилось с Виктором Тихоновым на Олимпиаде-1980, светлая ему память. Тренер сборной Советского Союза был настолько шокирован, что они проигрывают студентам из США, что забыл заменить вратаря шестым полевым игроком. Тогда Союз проигрывал в одну шайбу, и он от шока забыл произвести замену. Я подчеркиваю: это несравнимые вещи, Олимпиада и Континентальный Кубок. Но такое тоже в хоккее бывает.

– Вернемся к триумфальному 2013 году. Перед сезоном 2012/2013 клуб значительно усилился. В том числе, помог и локаут в НХЛ – приехали Федотенко, Поникаровский и Бабчук…

– Команда усилилась, переходя из ВХЛ в КХЛ. Ситуация по локауту стала ясна в сентябре. Уже шел чемпионат, так что это для нас было приятной неожиданностью, а не целенаправленной подготовкой. На тот момент мы с прицелом на сборную смотрели на хоккеистов, у которых есть украинский паспорт. У нас было три человека, которых мы могли пригласить. Олег Твердовский уже завершил карьеру, хотя это воспитанник донецкого хоккея и двукратный обладатель Кубка Стэнли. У нас было три человека и нам удалось пригласить всех: и Федотенко, и Поникаровского и Бабчука. Конечно, это было качественное усиление.

– Федотенко стал капитаном команды. Вы согласны с тем, что он принес некий менталитет победителя в коллектив?

– Мне тяжело оценить его авторитет в раздевалке, потому что я туда прихожу только чтобы поздравить команду с победой. Но, безусловно, он внес очень большой вклад именно в чемпионский дух. Да, в первом сезоне в КХЛ нам не удалось попасть в плей-офф, что мы с лихвой компенсировали в следующем году. Но, тем не менее, мы выступили очень достойно. Если брать самые сильные команды в КХЛ, то в четырех матчах за два сезона мы трижды обыграли СКА и трижды обыграли «Металлург» Магнитогорск. Из трех побед над «Металлургом», дважды мы побеждали их с Малкиным, Кулеминым и Гончаром в составе. И в Донецке, и в Магнитогорске.

После того, как матч «Донбасса» против «Металлурга» совпал с матчем «Шахтер» – «Челси» в Лиге чемпионов в Донецке, Financial Times на следующий день написало статью, в которой говорилось, что в мире всего несколько городов, в которых в один вечер можно встретить звезд мирового футбола и звезд мирового хоккея. Это дорогого стоит.

– Что за история про подписание Рэнди Робитайла и угрозу дисквалификации из-за господина Шакурова?

– Там был очень спорный момент в днях. На тот момент регламент Континентального Кубка был недостаточно тщательно прописан. Там было 12 или 14 дней на заявку, он должен был быть заявлен раньше за «Донбасс» Правда, комиссия разобралась с этим вопросом, но страха мы натерпелись. Потому что техническое поражение от белорусов нас оставляло практически без шансов. Но это менеджмент клуба у нас такой был.

– Летом 2013 года клуб получил нового генерального директора. Это следствие этой истории?

– Шакуров никогда не был генеральным директором. Он был спортивным менеджером и отвечал за селекционную работу. Но это была как раз его часть работы, спортивного директора. Он должен следить за регламентом.

– В том триумфе 2013-го года нельзя не отметить и роль главного тренера – Юлиуса Шуплера. Почему у него не получилось с «Донбассом» во второй приход?

– У него и в первом сезоне не все получилось. Очень тяжело европейскому тренеру адаптироваться к постсоветскому хоккею. Было всего несколько случаев, чтобы это прошло удачно. Если откровенно, Юлиус – замечательный специалист, но очень мягкий человек. Кроме украинских хоккеистов под Юлиуса нужно брать шведов, финнов, чехов. Но так нельзя. Цель была какая? Половина команды должна состоять из украинцев. Иначе в этом нет никакого смысла.

– Вы согласны с утверждением, что победа «Донбасса» в том Континентальном Кубке стала возможна благодаря выступлениям в сильном чемпионате?

– Безусловно. Но, даже играя в ВХЛ, мы были в сантиметре от Континентального Кубка в предыдущем сезоне. Но тут же есть другой момент. Даже более сильным составом в 2014 году мы не смогли его выиграть. Тут спорный вопрос. КХЛ дает огромную практику большого хоккея. Но сказать, что залог успеха – игра в КХЛ, я не могу. Следующий сезон тому подтверждение.

– В 2019 году я воочию наблюдал матчи «Донбасса» в Континентальном Кубке в Броварах. Чего не хватило тогда, чтобы приблизиться к успеху 2013 года?

– Мы прошли дальше в полуфинал. А в нем неправильно подошли к матчу с поляками. Мое личное мнение, как болельщика: мы поляков выносили всегда, а в том матче тактически сыграли неграмотно. Донбасс обыграл казахов, сыграл вничью с белорусами, самыми явными фаворитами в нашей группе. И не смогли обыграть поляков. Я считаю, что это недоработка тренерского штаба.

Но мы не устаем бороться. В этом году не было турниров, ни Континентального Кубка, ни Лиги чемпионов. Мы в постоянном контакте с Лигой чемпионов. Здесь организация не совсем как в футболе. Тут частные инвесторы, в том числе и Международная федерация хоккея (IIHF). Мы в диалоге, если все будет хорошо, то мы бы хотели попробовать себя в Лиге чемпионов. Но для этого нужно выиграть чемпионат.

***

– В декабре клубы УХЛ сделали заявление: если ФХУ не будет реорганизована, чемпионат Украины по хоккею будет остановлен. Услышала ли ФХУ требования клубов?

– 7 из 8 клубов к этому готовы. По объективным причинам не участвовал в этом «Днепр». Я не знаю, услышала ли Федерация клубы. Мы увидим это в конце сезона.

– Ваш прогноз: ФХУ ждут радикальные перемены или Зубко продолжит дело Бревзина?

– Я считаю, что у Георгия Зубко есть все инструменты для перемен. И клубы готовы ему помочь. Но наблюдать как вот эти «мухоморы», которые уже 14 лет хоронят украинский хоккей, никто не будет. Клубы – самые большие инвесторы украинского хоккея. Суммарно, клубы тратят значительно больше 100 миллионов гривен в год. Никогда в жизни Минспорта не дало Федерации больше 30 миллионов. Они обещали включить клубы в Исполком, но это временное явление. Клубы не хотят надоедать Федерации и мешать ей работать, клубы хотят помогать. Поэтому, они должны входить в Совет Федерации хоккея Украины, а не в Исполком. Это первое.

Второе: самая главная задача ФХУ – это МХЛ Украины. Украине нужна МХЛ с бюджетом 25-30 миллионов гривен, по принципу USHL – самой сильной молодежной лиги Америки, где родители уже ничего не платят. Если у нас будет 8 клубов 17-20-летних игроков, то нет сомнений, что через 5 лет у нас будет очень сильная сборная. Если не будет такой лиги, то это чистая утопия. Злые языки рассказывают сказки, что из 20 топовых форвардов в Украине, 17 – иностранцы. Так это говорит как раз об уровне украинского хоккея. Если они не могут пробиться, так что, с ними надо подписывать контракты за паспорта? Такого не будет. Так профессиональные лиги не строятся. Это же позор для украинского хоккея, а не для клубов.

Какая идеология этих псевдопатриотов? Возьмите игрока с украинским паспортом любой ценой. И что делать дальше? Они станут лучше? Не станут. В идеале, если бы человек 5 играло в НХЛ, человек 10 – в КХЛ и остальные – в чемпионате Украины, тогда мы собираем 22-25 человек самых лучших. Тогда нет сомнений в элите мирового хоккея.

А в элитной лиге, кроме того, что все патриотические чувства украинских болельщиков будут направлены на чемпионат мира, где играют еще и Канада, США, Россия, Швеция, Финляндия, для клубов здесь двойная польза. Ведь кроме патриотических чувств, хоккей становится интересным для всех украинцев. Все равно, сборная Украины по футболу, участвуя на чемпионатах мира и Европы, пускай и не часто, к сожалению, но играет с самыми сильными сборными в Европе. А сборная Украины по хоккею, находясь в третьей лиге, не встречается с сильными соперниками. Если сейчас начать встречаться с Канадой и США, то для нас это будет моральный удар. Поэтому, нет и интереса к украинскому хоккею. Сборная Украины в элите – это приоритет. Но для этого нужно пройти путь, а не ставить за паспорт в состав.

У нас есть хорошие игроки. Сейчас в Лиге играет 8 клубов. В сборной выступает 22 человека. Если взять по пять топовых украинцев, то сборная должна получить 40 игроков. А где они, эти хоккеисты? А если они не могут найти работу за пределами Украины, то есть вопрос в их квалификации. И как они поведут сборную в элиту, если они ни в один клуб не могут попасть? Ни в польский, ни в румынский, не говоря уже о чешских.

– В этом сезоне УХЛ расширилась до восьми клубов. Качество игры выросло?

– В разы. Сегодня никто не может сказать, как сыграет Краматорск с «Донбассом» или «Сокол» с «Кременчугом». Это видно и по телеаудитории: больше 100 тысяч зрителей смотрят топовые матчи. К сожалению, из-за пандемии нет болельщиков. В Украине было всего две арены, которые способны собирать зрителей: Дворец Спорта в Киеве и Дружба в Донецке. Дружбы теперь нет – она не неподконтрольной территории, а Дворец Спорта проводит все, что угодно, кроме хоккейных матчей. Хоккей очень тяжело показать по телевизору. Больше, чем 50% доходов клубов НХЛ – это стадион. Поэтому там стадионы от 18 до 21 тысячи. А хоккей желательно смотреть вживую. Кроме того, что это хоккей мирового уровня, это еще и бизнес мирового уровня.

В Украине – 8 клубов. Сейчас ведутся переговоры о Днепре, Кривом Роге, о возрождении харьковского «Динамо». Во Львове есть много энтузиастов. Вообще, Львов – это родина украинского хоккея. Но проблема одна: нет катка. Негде играть. Болельщики объективно критикуют те катки, на которых сегодня играют клубы. Но эти катки были построены не для клубов, а для детско-юношеских спортивных школ. А клубы там играют от нищеты, потому что больше негде играть.

– Осенью с поста главного тренера ХК «Донбасс» ушел Сергей Витер. Это вызвано неудовлетворительными результатами или он уже отдал клубу все, что мог?

– Тяжело сказать однозначно, это совокупность факторов. Сергей Витер покинул клуб в декабре, а до этого он вернулся на свое место. Он был спортивным директором до этого и вернулся к селекционной работе после отставки с поста главного тренера. Не могу сказать, что приглашение от «Мариуполя» было неожиданным. Сегодня в УХЛ очень узкая география. У нас три клуба из Киева и области («Сокол», «Ледяные Волки» и «Белый Барс») и три клуба из Донецкой области («Донбасс», «Краматорск» и «Мариуполь»). И уже начинается внутренняя конкуренция, киевская и донецкая. И еще есть «Кременчуг», действующий чемпион, и хороший клуб «Днепр». Есть города-миллионники. Днепр обязан иметь команду. Киев может иметь даже не одну команду. Да, есть «Ледяные Волки», но они нуждаются в серьезном партнерстве. Если объединить усилия «Компаньона» или «Беркута» с «Ледяными Волками», то это был бы совсем другой клуб. Киеву по размаху два клуба вполне под силу. Но пока, слава Богу, что «Сокол» состоялся. Это уже хорошо.

– Но есть еще проблема инфраструктуры: в Киеве клубам просто негде играть.

– Да, 11 лет Федерация ремонтирует «Авангард». Хотя там 1000 мест, для обычных матчей это более-менее нормально. Но дерби «Донбасс» – «Сокол» должны играть в Дружбе и во Дворце Спорта. Это будет настоящий аншлаг. По качеству еще нет, но по накалу это «Шахтер» – «Динамо» Киев.

– В прошлом году «Донбасс» впервые за много лет не выиграл чемпионат Украины…

– До прошлого года мы выиграли все чемпионаты, в которых участвовали, начиная с 2010/2011 года. Так что, если мы в восьмой раз не выиграли, это плохо, потому что мы всегда стремимся к победе. Но есть и позитивный момент: это заставило более детально посмотреть на команду. Прошло 30-40-50 лет, все болельщики, которые живут хоккеем, могут назвать пятерку Михайлов, Петров, Харламов, Васильев, Гусев. Или Ларионов, Макаров, Крутов, Фетисов, Касатонов. Хотелось бы, чтобы все болельщики могли называть 3-4 пятерки «Донбасса» по памяти. А в этом все заложено. Хоккеистов, которых я вам назвал, знает весь мир. И они по сей день везде вызывают уважение, и будут еще десятилетиями вызывать.

Хотелось бы более качественную команду. Но для этого мало усилий «Донбасса». Просто собрать шведов и финнов можно, но их надо еще привлечь в Украину. Собрать их и выигрывать по 30:0, это ж не тот путь. Если есть Лига из восьми клубов, то шесть должны бороться за плей-офф и золото. Пока таких клубов четыре, но я бы не сбрасывал со счетов «Краматорск». «Мариуполь» – клуб с чистого листа. «Ледяные Волки» еще не нашли свою игру, в «Белом Барсе» тоже хотелось бы увидеть большего. Костя Буценко – великолепный специалист, заслуженный хоккеист и тренер, поэтому, очевидно, там нужна финансовая инъекция. А так, у нас хороший чемпионат.

Вообще, я уже говорил, что мечтаю, чтобы у нас было две конференции и не менее восьми клубов в каждой. Это чисто в целях экономии средств клубов, чтобы они могли больше потратить на хоккеистов, чем на логистику.

– А не как в КХЛ.

– Да, КХЛ – это хороший пример. Сегодня у них бюджет – 500 миллионов российских рублей. У минского «Динамо» – 11 миллионов долларов, если брать информацию из публичных источников. 6 миллионов – бюджет у «Фрелунды». У ЦСКА и СКА – в разы больше, чем у «Фрелунды». Но я не уверен, что ЦСКА или СКА легко обыграют «Фрелунду». По крайней мере, в длинную – точно.

А что такое для украинского клуба КХЛ? Если отбросить политику: вот у нас один матч во Владивостоке, а следующий – в Праге. Или в Загребе, или в Братиславе. Мы летим 10 часов из Донецка во Владивосток, а оттуда летим 12 часов в Братиславу. Это 250 тысяч долларов. Два выезда. А это бюджет хорошей, полномасштабной, всевозрастной школы в год. Логистика неправильная. Мне кажется, что до четвертьфиналов должны играть Восток – в Востоке, а Запад – в Западе.

Сегодня бюджет самых бедных клубов – 3,5-4 миллиона долларов на зарплату. Там есть не только потолок, но и нижний порог зарплаты. При этом средняя зарплата шведских хоккеистов – 11,5 тысяч долларов. То есть, в Швеции клубы имеют бюджет от 3 до 7 миллионов. Но за пять лет это осязаемые для Украины цифры.

– А сколько сейчас в среднем составляет бюджет клубов УХЛ?

– У всех по-разному, я не могу говорить. Вопрос же в другом. Когда клубов будет много, то можно садиться за стол переговоров и говорить, что у нас есть зарплатный пол, то есть, условно говоря, меньше 20 миллионов платить нельзя. Но и больше 50 платить нельзя. Мы придем к этой открытости и к таким деньгам, если ничего больше не случится. К сильному чемпионату мы придем обязательно.

– Сколько лет нужно украинскому хоккею, чтобы повторить успех Донбасса 2013-го года?

– На сегодняшний день в Украине есть три клуба, которые могут этот успех повторить хоть завтра. Это «Донбасс», «Кременчуг» и «Сокол». Это клубный турнир, короткий. А вот сколько лет нужно украинскому хоккею, чтобы попасть в элиту мирового хоккея на уровне сборной? И сколько нужно времени, чтобы украинский клуб выиграл Лигу чемпионов? Но Лигу чемпионов выиграть проще, чем турнир со сборной. Вы можете взять лучших украинцев, топовых легионеров, финнов, шведов, россиян, белорусов. Но в сборную вы финнов и шведов не пригласите. Континентальный Кубок может выиграть любой из названных мной клубов. Но «Сокол» его ни разу не выиграл, и даже в финальной стадии еще не играл. «Кременчуг» всего один раз играл. По-моему, Сокол играл в 1986 году в финале еще тогда Кубка чемпионов.

– Но это была совсем другая команда.

– Да, это была совсем другая команда и совсем другая история. Поэтому, Континентальный Кубок украинские клубы потянут. Для Лиги чемпионов должен быть очень сильный чемпионат, но это осязаемо. Самый сложный вопрос: Украина находится в третьей лиге среди сборных. Как попасть в первую? Только постоянно действующая молодежная хоккейная лига покажет перспективу. Тогда дети не уедут в 12-14 лет. Они увидят, что о них заботятся, потому что есть следующий этап: ты окончил хоккейную школу, и тебя уже ждут в МХЛ, если ты соответствуешь уровню. У главного тренера на виду 8-10 молодежных и юниорских сборных. Это уже совсем другой хоккей. Поэтому мы будем оптимистами.
Рейтинг:
(Голосов: 1)
Видео