Сергей Стаховский – о ски-альпе, матче с Бубкой-старшим и собственном бренде вина

Журналист XSPORT.ua побывал в роли коуча украинца на турнире в Монпелье. И справился с главной задачей – привез развернутое интервью

На турнир серии АТР-250 Open Sud de France в Монпелье украинец Сергей Стаховский приехал без тренера. И вакантное место случайным образом досталось журналисту XSPORT.ua Игорю Грачеву. В итоге он привез из Монпелье лонгрид-интервью, а Сергей Стаховский, выиграв квалификацию, впервые за полгода пробился в основу турнира АТР.

«Теперь можешь уезжать – будешь стопроцентным [наставником]», – с улыбкой говорит первая ракетка Украины, присаживаясь рядом после победного старта в квалификации над россиянином Алексеем Ватутиным – 6:3, 5:7, 6:1.

Сергей, с какими ожиданиями приехал в Монпелье?

- С серьезными, потому что планомерно готовился к турниру в Киеве: с 6.00 до 12.00 занимался ОФП, теннисом. После 12.00 – вином. Встречи, переговоры. Неделя в атомном режиме.

Еще вчера ты презентовал вино собственной марки в Киеве, а сегодня – споришь за выход в основу Открытого чемпионата Южной Франции.

- Хоть я и победил на старте квалификации, но легким его не назову – очень много энергии выплеснул на презентации.

Как родилась идея заняться вином?

- Виноваты – французы. Все началось с моего первого приезда в Бордо и выступления в клубном чемпионате Франции. В команде Villa Primrose: Жереми Шарди, Флоран Серра, Стив Дарсис, Микаэль Льодра. В 2010-м накануне первого домашнего матча – привычно собрались на совместный ужин. Не успела на столе появиться бутылка вина – через мгновение она уже стояла пустой. Неудивительно, ведь спонсоры клуба – элитные винные дома: «Мутон Ротшильд», «О-Брион», «Лятур»... А я спиртные напитки в тот момент вообще не приемлил ни в каком виде. Даже в элитном. Второй день – история повторяется. Ребята говорят, ты должен хотя бы попробовать, чтобы на тебя не смотрели как на того ненормального украинца. Они могут два часа обсуждать вино, которое пьют. Как пример: очередную бутылку принесли в графине – все пытаются угадать регион, возраст.

Кто слыл самым просвещенным?

- Льодра. Сейчас он крупный игрок в винной сфере – «негосьян». Cкупает вина, потом перепродает. Как правило, элитные chateau не продают вина напрямую, только через negociant – оптового посредника.

Ты советовался с ним относительно собственной винной инициативы?

- С Микаэлем – в меньшей мере. Впрочем, именно он познакомил меня с Жан-Луи Викаром, у него свое производство в Сент-Эмильоне – «Шато де Кандаль». Там и ресторан просто обалденный. Его семья производит бочки под вино и коньяк, находясь в топе страны по крутости в этой сфере. В них напитки доходят до своих лучших вкусовых качеств. Один из его братьев занимается коньяком, Жан-Луи – вином. В 2009 году он поставил перед собой цель – подняться в классификации. Для этого ему надо было сделать 10 удачных винтажей. Наблюдая за постановкой цели, этапами ее реализации, подумал – классно. Примерно здесь и начала созревать идея создания собственного продукта.

И как – Викар в итоге достиг цели?

- Ему сделали предложение, от которого было сложно отказаться. В прошлом году он продал свое начинание за очень дорого. Я ему в шутку: «Рассчитывал на твою помощь, а ты меня бросаешь?». Он: «Если хочешь заниматься винным делом – получишь стресс на всю жизнь». Впрочем, он мне очень помог по контактам – у кого пробки брать, капсулы. Там же в Бордо познакомился с дизайнером Бордо Алексисом Аттеретом, разработавшим этикетку. Его дедушка когда-то создал самую крупную компанию-негосьян – CVBG, насчитывающую миллионные стоки бутылок. Алексис же ушел в график-дизайн. Он создал мне лейбл, познакомил со многими людьми в данной сфере. Надо сказать – мне очень повезло с командой.

Твой продукт вышел на рынок на раскатке 2020 года. Полагаю, момент вытачивался довольно тщательно?

- Безусловно, выверяли каждый шаг. С 2015 года столкнулись с проблемами разной сложности. В частности из-за густой засаженности пришлось пересаживать виноградники. Первые два года стали тестовыми. В 2018-м после премьерного урожая 2017 года привез на пробу пару бутылок в Бордо. В то время вино хранилось еще не в бочках – их мы закупили только в конце 2018 года. Так вот, прилетев в Бордо, открываю бутылку и понимаю – есть проблемы. Французы тебе не говорят, что вино плохое, а тактично отмечают: оно – особое, необычное. Через год привез в Бордо вино, которое уже сливали из дубовых бочек. И получил совсем иную реакцию. 16 виноделов и владелец ежемесячного профильного журнала – все сошлись в едином мнении, оставив исключительно положительные отзывы. Особенно всех «затащило» Саперави.

Я правильно понимаю, твои виноградники в Береговском районе Закарпатья?

- Все 20 гектаров – там. Мы зашли под крыло местного винодельческого комплекса «Котнар» со своими виноградниками, используя их производственную мощность. Их плюс – огромная производительность. Около 18 млн литров, но из-за невозможности экспорта в Россию, завод работает сейчас вполовину мощности. Кроме того, там же арендовали помещение под бочки, поставили климат-контроль. Технологи – тоже местные. Многолетние профессионалы своего дела. Мне кажется, что они даже до конца не поверили, что моя идея зайдет. В итоге 2018 год получился классным – повезло со многими факторами, в том числе с неподвластными нам – погодой. Разлили первую партию в 8 тысяч бутылок.

Почему Серебряная Земля?

- Прежде всего – недалеко от Будапешта. Я могу за три часа приехать на машине. Да и предложенное место сразу запало в душу – горы, архитектура. Рядом термальные источники. Вообще потенциал закарпатских городов – шикарный, надо их лишь привести в порядок. Обновив инфраструктуру, от туристов не будет отбоя, ведь Закарпатье – аутентичный со своим шармом регион.

Каков ассортимент лейбла Stakhovsky Wines?

- Все вина – сухие. Красные Мерло и Саперави будут продаваться под маркой Ace и белое Траминер – под маркой W.

Траминер?

- Сорт белого вина, похожий на «Гевюрцтраминер». Очень насыщен, сильный аромат. На презентации нам удалось хорошо его подать – холодным, десятиградусным. Как только бокал начинает нагреваться в руке и из него начинает выходить алкоголь – пьется тяжелее.

Какая рекомендованная цена за одну бутылку?

- От 200 до 270 грн – в зависимости от сорта. Или 8-10 евро.

В планах значится расширение спектра?

- Максимум – до четырех сортов. Добавим либо розе, либо еще один сорт белого. Изначально хотел Рислинг, поскольку он понятный, структурированный, легкий. И закарпатский регион по факту – регион Рислинга. Однако, набивая шишки, мы запороли 2 гектара посадки из-за приоритета в сторону Траминера.

Поднимали вопрос восстановления?

- Поднимали – 8 тысяч долларов за гектар. При условии найти хорошие саженцы в Украине. Впрочем, неприятности закаляют, а волнение снизило градус после того, как я добился, чтобы в бутылках было вино высочайшего качества.

Планируешь винодельческий бизнес как ведущий в будущем?

- Мы не строим его как мегаприбыльный, а как проект, который должен зарабатывать и развиваться. В течение 10 лет, возможно, сможем перейти на новый уровень – построить свой маленький завод, иметь собственный погреб.

Ты единственный инвестор в винном деле?

- Да.

Получается – повышенный риск?..

- Определенные переживания на этот счет присутствовали. Инвестиции относительно небольшие, но, если я их потеряю, – будет чувствительно.

Процесс продвижения и выхода на рынок идет параллельно с твоим выступлением в АТР-туре.

- По другому – никак. После турнира в Монпелье мчусь в Бордо на переговоры. Хочу, чтобы в местном Музее вина появилась наша марка.

Планируете разветвляться в Европе?

- Очень выборочно. Чуть меньше 10% от общего объема урожая – около 4 тысяч бутылок. Венгрия, Словакия, Австрия и Чехия. И уже есть договренность о стоке в Бордо и логистикой дистрибуции оттуда по всему миру.

***

О каких контурах можно говорить до отсечки на Ролан Гаррос?

- Попасть в основу будет тяжело, но и невыполнимой задачу не назову. За ближайшие два месяца надо защитить 126 очков: четвертьфинал в Марселе (51) и финал «челленджера» на Тайване (75). Исходя из позиции в мировом рейтинге, на которой я нахожусь, – много. Глобально же – не так и много. Делаю упор на большие турниры, так как на «челленджерах» становится труднее себя мотивировать. На серию турниров в Азии я, наверное, уже не полечу. После Кубка Дэвиса – сразу перейду на грунт. И вообще в нынешнем сезоне больше буду выступать на земле. Главный же приоритет – попадание на Олимпиаду. Если не получится, то не исключаю, что Уимблдон станет моим последним турниром.

Последним «Шлемом» или – вообще?

- Возможно, вообще.

Андрей Медведев достиг своего звездного часа – финала Ролан Гаррос – по сути, на закате карьеры, будучи вне первой сотни.

- У меня сложилась неплохая карьера, мне – 34 года. Моложе не становлюсь. Мне трудно найти оправдание перед тремя детьми, когда я уезжаю из дома, но в рейтинге иду 150-м в мире. Я не могу сказать, что халтурю – тренируюсь профессионально по всем компонентам. Но результат выступлений мне не дает того выхлопа, который я жду. Возможно, завышаю к себе требования. Не знаю...

Что ты вкладываешь в понятие результат?

- Обыгрывать тех, кого должен обыгрывать. И бороться с теми, кого по рейтингу обыгрывать не обязан, но иногда все же обыгрывать. А у меня получается так: борюсь с теми, кого должен обыгрывать, и зачастую им проигрываю. Разумеется, меня такое положение дел не устраивает. Я много боролся в своей жизни. Все что дала мне карьера, добился благодаря собственному труду, семье и поддержки близких. Однако сейчас эмоциональный заряд утихает. В этом плане на меня всегда положительно действовал Кубок Дэвиса, посмотрим... Выхожу на турнир в Ренне – там 600-800 зрителей на трибунах. Публика – шикарная, но эмоционально уже не так бодряще, как раньше. Тащить в 34 года и бороться на «челленджерах» с молодежью, которая рвет и мечет за каждый мяч? Они пытаются тебе что-то доказать, а тебе это уже не так и надо.

Хорошо, но одно дело – стоять в 150, другое – вне 250. На эмоциональной легкости и избранных турнирах можно сорвать джекпот.

- Возможно, но даже для этой внешней легкости нужно упорно тренироваться каждый божий день. Молодежь растет и развивается. В моем возрасте – можно только поддерживать уровень, при этом нереально вкалывая по 5-6 часов в день. В то время как дома трое детей, считай, не видят отца. Нужно понимать, как трудно жене, которая постоянно одна на хозяйстве и воспитании. За неделю в Киеве детей видел только спящими. За исключением дня презентации.

Почему ты здесь без тренера?

- Ох, не знаю, почему я приехал один... Вообще, у меня три тренера: один – по ОФП, Юра Жураковский, он также работает со сборной Украины по фехтованию. Иногда Юра ездит со мной на турниры, приезжает в Будапешт. И два теннисных тренера: Аттила Мигалко из Закарпатья (в Венгрии) и немец Бурхард Риеманн, ранее работавший вместе с Ильей Марченко.

Все трое – на контракте?

- Сейчас – двое, один – на паузе. Чувствую, что я прогрессирую в работе с этими специалистами, но не виден результат. В таких условиях нет смысла содержать такую большую команду, работая в минус.

Всегда интересовало – теннисистам можно кататься на лыжах?

- Вообще-то нет, но я люблю лыжи. Даже несмотря на то, что дважды вывихнул себе левое плечо.

Скоростной спуск?

- Ски-альпинизм. Сначала поднимаешься в гору на лыжах со свободной пяткой. Ее можно фиксировать, менять уровень наклона. А чтобы не соскальзывать с подъема, клеишь на нижнюю поверхность лыж камус – подкладки из шкуры оленя. Наверху снимаешь наклейки, и спускаешься привычным способом.

Стало быть – уверенно стоишь на лыжах?

- Стоял бы хорошо – не получал бы травмы. Последний раз катался два года назад. Ранним утром затормозил на свежем снегу – перевалился на плечо... К счастью, к турнирам успевал восстанавливаться.

В таком случае несешь ответственность в первую очередь перед спонсором или перед собой?

- Дело в том, что я уже лет десять продлеваю спонсорский контракт, поэтому не исключено, что там есть пунктик на этот счет. Надо перечитать (улыбается).

У тебя два спонсора – Lotto и Head. В чем заключается ваше сотрудничество?

- Финансовые бонусы могут прилететь за выигранные титулы. Или надо залезать в топ-80 мирового рейтинга. В противном случае предоставляется лишь экипировка и необходимое количество ракеток в течение сезона.

Сколько ракеток возишь с собой на турниры?

- Четыре.

Даша Снигур, например, обходится, двумя. Риск с ее стороны?

- Конечно, а если развяжется узел и форс-мажор с запасной, что тогда? На «250» четыре ракетки – еще ок. На Grand Slam минимум – шесть. Никаких капризов вроде Цонга, который перетягивает каждый день по 8 ракеток. Играл он ими или не играл.

Твой максимум улета ракеток за турнир?

- Четыре улетали.

По какой причине?

- Просто рвались. На «Шлемах» около 20 специалистов, но обычно с тобой работает один и тот же мастер. Бывает, и они не справляются. Все четыре запоролись из-за перетяга в узле. Тем не менее турнир я доиграл без проблем. Кто-то меняет ракетку каждую смену мячей, в таком случае используется – 8 разных ракеток. Я меняю каждые две. То есть шести мне хватает с головой.

Сталкивался с нехваткой орудия труда?

- По юниорам. В 13-14 лет играл против Виталика Бубки – старшего брата Сергея. На этот же турнир из-за путаницы в расписании Дима Иштуганов приехал без ракеток, и попросил мою, а всего у меня их было две.

Негусто.

- В 2000 году Pro Tour ракетка стоила космические на тот момент деньги – около 200 долларов. Счастье, что у меня вообще были ракетки. В общем, рвутся струны, а моей запасной ракеткой вовсю соревнуется Митя. Что делать – бежать и забирать у него? Тогда Виталика тренировала Наталья Медведева, говорит все – снимайте Стаховского, он ушел с корта.

И что – сняли?

- Нет, кто-то одолжил свою ракетку на матч с Бубкой-старшим, а позже я забрал свою у Димы.

Последний форс-мажор, случившийся с тобой по этой теме.

- На нынешнем АО-2020 в обойме остались лишь две рабочие. Разница температурная большая. Начали в «+26о», закончили – в «+16о». После первого сета отдал одну ракетку на срочную перетяжку. Но вовремя не успели справиться. Когда принесли, я уже проигрывал сет и брейк. В итоге – уступил.

Настолько влияет разница в 10 градусов?

- Конечно, прежде всего – на скорость мяча. Ты бьешь мяч с такой силой как и раньше, но он не летит, замедляясь в воздухе. В жару мяч пухнет, растягиваясь в стороны, в холод – становится маленьким и тяжелым. Если струны натянуты жестко, то бьешь, будто куском дерева. В идеале нужно, чтобы соприкасание с ракеткой пружинилось, выталкивая мяч.

Проведи ликбез на тему распушенности мячей и их тщательного отбора перед подачей.

- Кто-то любит большие мячи, чтобы они были помедленнее. Чем пушистее, тем дольше они прорезают воздух. Кто-то так и играет – весь гейм на своей подаче двумя мячами. Переходишь на другую сторону и видишь: четыре новых мяча и два – хиппи. Я же люблю – новые мячи, чтобы они быстрее летели.

Твой принцип отбора.

- Всего шесть мячей – по три у каждого боллбоя. Я беру все три у одного и один – у другого. Иногда они пасуют мячи, чтобы у каждого было по одному мячу, но я это запрещаю делать. В чем принцип: из четырех – два нормальных, а два худших – выбрасываю боллбою. Отыграв розыгрыш, я беру мячи у другого боллбоя, чьих мячей я еще не видел. Так я отыгрываю два розыгрыша. Если я подал с первой – мне нужен один мяч, и в следующий раз я снова пойду к нему, потому что у него остался еще мяч, который я не знаю. Когда отыграл всеми мячами, начинаешь смотреть какой лучше. Иной раз подходишь дважды – смотришь все мячи, чтобы выбрать те, что поновее.

Внешне непримечательный процесс смены мячей оказывается важной деталью?

- Пример в матче с Ватутиным. Во втором сете я начал подавать новыми мячами, легко выиграл свою подачу. Затем мячи «постарели», и я дважды позволил сопернику сделать брейк.

Две недели назад ездил на женский 60-тысячник в Андрезье-Бутеон. Турнир не предоставлял транспорт участникам, хотя комплекс находится в промзоне – вдалеке от линии гостиниц.

- В АТР-туре предоставляется трансфер из гостиницы и аэропорта и в обратном направлении в любое время. Плюс турнир оплачивает один гостиничный номер, но не раньше, чем за один день до старта.

Даже в квале?

- В этом и заключалась суть реформы, чтобы перейти в отборе с 32-х на 16 квалифайеров. Одно из условий – оплата проживания в квале. Процентный прирост призовых на отборочном этапе также опережает прирост призовых основы. В этом вопросе Тур движется в правильном направлении.

Ты редко видишься с детьми – не думал брать их вместе с собой на турниры, знакомить с тусовкой?

- Никифор, ему 4,5 года, постоянно просится. Возьму его с собой на турнир в По.

Видишь своих детей в проспорте в будущем?

- Жена Аттилы Мигалко – Наталья – два раза в неделю занимается теннисом с Таисией и Никифором. Также в их группе тренируется сын Сергея Реброва – Никита. Что до будущего – предоставлю им выбор. Я бы не хотел, чтобы они пошли в проспорт, но если захотят – отговаривать не стану.

Сергей Стаховский и Игорь Грачев

Не хотел бы, понимая, на какие жертвы придется идти?

- Шансы пробиться на топ-уровень – невысокие. До него доходят единицы. При этом параллельно жертвуешь всем – здоровьем, образованием, друзьями. И важным моментом – семьей.

В Туре дружить по-настоящему нереально?

- Реально, но такую дружбу не сравнить, например, со школьной или студенческой.

Игорь ГРАЧЕВ для XSPORT.ua из Монпелье

Добавьте xsport.ua в избранные источники в Google News подписаться

Новости: Теннис